вторник, 21 октября 2008 г.

Переезд

Блог переехал на http://shusek.livejournal.com/
Подробнее…

четверг, 16 октября 2008 г.

Националистическое подполье в Ворошиловграде

В начале августа 1944 года из Ворошиловграда в Одесскую область выехала группа оперативных уполномоченных НКГБ. По их данным, именно там скрывался объявленный во всесоюзный розыск изменник Родины М.Бернацкий. Бывший профессор Ворошиловградского пединститута. Он же – бывший редактор профашистской газеты «Новее життя». Он же – организатор действовавшего в городе на Лугани оуновского подполья. А ныне – регент церковного хора в глухом селе на Одесщине. Бернацкий был арестован 8 августа в доме местной жительницы Анастасии Вознюк. В том, что именно он и есть тот самый «бывший», признался без обиняков. А дальше были следствие, суд, приговор – какой именно, догадаться не сложно, посмертное клеймо предателя и украинского буржуазного националиста и – более чем полувековое забвение.


Материалы уголовного дела в отношении М.И.Бернацкого, хранящиеся в архиве Управления СБУ в Луганской области, проливают свет на одну из наименее изученных и наиболее драматичных страниц истории нашего края – период, связанный с деятельностью националистического подполья. Свет неяркий, рассеянный, но дающий возможность сквозь напластования усвоенных со школьной скамьи идеологам разглядеть реальные судьбы реальных людей. И попытаться ответить на вопрос о том кем они все-таки были: предателями, жертвами или героями?

Профессор филологии

До войны профессор Максим Иванович Бернацкий был хорошо известен в научных кругах. Достаточно сказать, что ученое звание он получил без защиты докторской диссертации – по совокупности опубликованных трудов, а преподавание украинского языка в школах велось по его учебникам.
Родился М.И.Бернацкий в 1889г. на Киевщине в семье бедных крестьян. Окончил духовную семинарию, затем учительский институт. В чине прапорщика служил в царской армии, командовал взводом. С 20-х годов преподавал украинскую филологию в школах и вузах. В 1935 г. возглавил кафедру украинского языка в Ворошиловградском пединституте. Но была и другая сторона гладкой научной биографии: служба в Петлюровской армии, участие в работе Центральной Рады и общества «Просвіта», арест в 1930 году за связь с националистически настроенными офицерами. И до революции, и после нее Бернацкий был известен как убежденный сторонник развития родного языка и культуры, украиноязычного преподавания в школах. (В анкете, заполненной с его слов при аресте в 1944 году, в графе «социальное и политической прошлое записано: «по убеждению – украинский националист»). Тем не менее, волна репрессий конца 30-х годов обошла его стороной.
Началась Великая Отечественная война. С приближением немецких войск к Донбассу профессор, как и другие преподаватели пединститута, получил эвакуационный, лист на выезд в Тамбовскую область. Но по каким-то причинам не эвакуировался. Скорее всего, не желая оставлять в оккупированном городе больную жену и дочь, Бернацкий воспользовался объективным обстоятельством – нехваткой телег, чтобы дойдя пешком до Острой Могилы, возвратиться домой. К вечеру следующего дня, 16 июля, в Ворошиловград вошли фашисты.
О том, что происходило потом, известно только из протоколов допросов арестованного профессора. Давая показания, он не скрывал своих взглядов. Говорил много, называл имена, что в общем-то странно, хотя местонахождение большинства этих людей было на то время неизвестно. Возможно, он делал это добровольно, рассчитывая на снисхождение – все мы люди. А. может быть, и нет: обращает на себя внимание то, что допрашивали М.И.Бернацкого в основном ночью, и редкие «беседы» укладывались в 2-4 часа. К примеру, в соответствии с материалами дела, 16 августа допрос начался в 14 часов, а завершился 17-го в 4 часа утра. Допрос 12 августа начат в 21 час, прерван на следующий день в 15 часов... Тут уж наговоришь чего угодно. И тем не менее, картина, которая вырисовывается из показаний, достаточно ясна.

«Газета должна быть в наших руках!»

В начале августа 1942 г. Бернацкий был вызван в городскую управу, в которой отделом культуры руководил бывший преподаватель машинститута Ковалев. Он познакомил профессора с неким, Евгеном, отрекомендовав его как представителя «Пресс-бюро «Украина» (эта структура, существовавшая при райхскомиссариате Украины, занималась фашистской пропагандой на прифронтовых территориях). Они предложили Бернацкому взять на себя редактирование областной газеты на украинском языке. Профессор был удивлен, он сомневался. Но явившись к нему домой спустя два дня, Евген удивил Бернацкого еще больше.
«Газета должна быть в наших руках, в руках украинцев, – заявил он. – Если мы не возьмем ее под свое влияние, это сделают другие». По словам Евгена, это издание должно отражать интересы украинского народа, националистического движения. Он рассказал Бернацкому о провозглашении во Львове 30 июня 1941 года Украинской Соборной Самостийной державы, о разгоне гитлеровцами ее правительства и аресте С.Бандеры, о продолжавшейся борьбе украинских патриотов за независимость. «Долг каждого украинца. – подчеркнул он, – включиться в эту борьбу, и вы, как представитель национальной интеллигенции, также должны это сделать. На посту редактора украинской газеты вы можете принести огромную пользу, распространяя идеи национализма и объединяя вокруг газеты преданных нам людей. Недалек тот час, когда украинский народ поднимется с оружием в руках на борьбу за Независимую Соборную Украину».
Евген оставил Бернацкому несколько бюллетеней ОУН, издававшихся во Львове и Кракове, в которых речь шла о необходимости борьбы националистов на два фронта – с Советской властью и с немцами. Наутро они вдвоем отправились оформлять назначение Бернацкого на должность редактора газеты «Нове життя».
В материалах уголовного дела нигде не называлась фамилия Евгена, однако можно предположить, что это был не кто иной, как Е.Стахив, видный деятель Организации Украинских Националистов, занимавшийся в годы войны подпольной националистической пропагандой, в том числе в оккупированных населенных пунктах Донбасса.
За короткое время Бернацкому удалось объединить вокруг себя людей, которым понравилась идея газеты – до войны в Ворошиловграде не было периодики на украинском языке. В основном, это была гуманитарная интеллигенция, не разделявшая политики русификации, проводившейся Советской властью, дети репрессированных и раскулаченных, противники большевизма как такового. Их было довольно много – в показаниях Бернацкого фигурируют десятки имен. Интересно, насколько быстро эти зерна проросли на почве пресловутого «монолитного единства советского народа»... Этими силами был налажен выпуск газеты «Нове життя». Наиболее надежным из них поручалось распространение оуновской литературы и листовок. Производили их Евген и другие эмиссары ОУН: Теодор Личман, Митрофан Иванов и некая Оксана (она же Мария Мешко). Чтобы обеспечить этим людям беспрепятственное перемещение по территории Ворошиловградской области, М.И.Бернацкий выдал им удостоверения сотрудников редакции газеты «Нове життя». Позже Иванов устроился на службу в Вергунскую полицию, но, как пояснял Бернацкий, не ради заработка (деньги у эмиссаров ОУН были всегда), а для того, чтобы под прикрытием службы у немцев расширить возможности пропагандистской работы. Через него же осуществлялась связь с галичанами, служившими в.немецкой армии. Очевидно, что таким образом националисты, не имея возможности осуществлять легальную пролагандистско-организационную работу, расставляли в немецких структурах свои кадры для создания в них собственных позиций.

Этой же цели, помимо сугубо образовательной, служила и организация в Ворошиловграде курсов украинского языка. По словам Бернацкого, лично он придавал этой идее большое значение, так как подобные курсы являлись «серьезной и компактной базой для ОУН». Преподавали на курсах пять педагогов, не считая самого профессора, который их возглавил. Курсы размещались в одном из зданий на ул.Луначарского. Туда и приходили эмиссары ОУН Иванов и Личман, беседовали со слушателями (до 150 человек, в основном, молодежь), раздавали привезенную из Львова нелегальную литературу.

Начало конца

Однако линия фронта неотвратимо приближалась к Ворошиловграду. Теснимые наступлением Красной Армии, немцы заторопились ретироваться в тыл. Наш город они покидали дважды. 22 января 1943 г. Бернацкий вместе с отделом пропаганды горуправы выехал из Ворошиловграда в г.Сталино, затем в Енакиево. Правда, в конце января, в условиях временного перевеса гитлеровских войск на фронте, вновь вернулся в город и даже успел выпустить очередной номер газеты. Вторая эвакуация немцев из Ворошиловграда в первых числах февраля оказалась окончательной. И с этого момента начались долгие мытарства теперь уже никому не нужного профессора. Алчевск, Енакиево, Сталино, Днепропетровск, Киев, снова Енакиево, снова Днепропетровск, Кривой Рог – это был путь к могиле. К осени 1943 г. судьба забросила Бернацкого в таврийские степи. Здесь, в г.Первомайске, стояли румынские войска, и Бернацкий поселился неподалеку – в с.Богополье. Что интересно – и здесь он наладил выпуск газеты. Тоже «Нове життя». Газета просуществовала с октября 1943 г. по март 1944 г. Когда в район вступили советские войска, бывшему ученому пришлось вспомнить свою вторую специальность, полученную в семинарии. Он стал регентом хора в церкви Покрова.
Рассказывая о своем пребывании в Богополье, Бернацкий упомянул любопытный эпизод. Женщина, у которой он квартировал, была связана с партизанами. Однажды она попросила квартиранта достать где-нибудь оружие для знакомого, который собирался к партизанам. И Бернацкому удалось похитить «браунинг» у немецкого офицера, жившего в доме по соседству. Немец не заметил пропажи, так как в это время лег в госпиталь и его больше никто не видел. Об этом Бернацкий сообщил следователю 23 сентября. Но уже 25-го... отказался от своих показаний. Мол, сказал неправду, хотел хоть как-то реабилитировать себя перед следствием. Странное поведение. И, к слову, очень странный протокол допроса. Написано, что продолжался с 23 до 2 часов ночи, т.е. 3 часа. А на бумаге – всего полторы странички текста. Чем занимались все остальное время? Думается, что случай с пистолетом действительно был. Потому что немцев Бернацкий ненавидел не меньше, чем большевиков. Но отношение к ним являлось в данном случае его личным делом, – судьба националиста была предрешена,
2 марта 1945 года Военный Трибунал войск НКВД Ворошиловградской области приговорил М.И.Бернацкого к расстрелу. В деле содержится расписка о том, что с приговором он ознакомлен. Подпись на ней выгладит так же, как и на предыдущих страницах. Рука не дрожала. К этому времени человек потерял все: семью (жена умерла, следы дочери затерялись), социальные связи, веру в то, что когда-нибудь он увидит Украину независимым, суверенным государством. В акте медицинского освидетельствования этого 65-летнего мужчины сказано: «Общий вид – старческий»...

Читая между строк

Ну а что же представляла собой газета, за которую редактор поплатился жизнью?
В архиве Управления СБУ хранится подшивка «Нового життя», оставленная в редакции после бегства ее создателей из Ворошиловграда. Надпись над логотипом свидетельствует о том, что выходил «Ворошиловградский часопис» 3 раза в неделю тиражом 10 тыс. экземпляров. Материалы, подготовленные непосредственно коллективом «Нового життя», составляют примерно треть или четверть всего объема. Остальное – перепечатки из других профашистских изданий, «спущенные» отделом пропаганды. Заголовки говорят сами за себя: «Советські втрати під Сталінградом жахливі», «Зростає свідомість українського народу» (о наборе украинских добровольцев в немецкую армию), «На зустріч щасливій долі», «Перемога німецького соціалізму» (речь Гитлера на открытии комитета взаимопомощи), «Старобільщина тримає курс на Захід», «Німеччина перемагає» (новогоднее воззвание Гитлера). Реального положения на фронте газета, безусловно, не отражала. Сквозная идея всей информации – Красная Армия почти разбита и уже бьется в конвульсиях, она уже агонизирует. И только объявления на последней полосе дают представление о том, чем же на самом деле жил оккупированный город. Приказ Ворошиловградской городской управы от 2 февраля 1943г. о срочной регистрации всех бывших членов пртии ВКП(б) и комсомольцев («лица, которые уклоняются от регистрации, будут рассматриваться как партизаны»). Приказ немецкого полевого командования о введении с 9 декабря 1942 г. комендантского часа. Разъяснение в номере от 11 декабря о том, как вести себя во время бомбардировок и о строгом соблюдении светомаскировки.
Красноречиво выглядит «праздничный» номер от 1 января 1943г. (через три недели оккупанты начнут отступать от города). Первая полоса: «Совєтські атаки розбиті», вторая: «Рік великих перемог». А на самой интересной четвертой – информация, подписанная фельдкомендантом Ринге и майором Лезенбергом: «Увага! На основі факті виявилося, що деякі громадяни після повітряних нальотів, тобто бомбардувань, займаються крадіжкою!» Завершается заметка призывом к населению сдать чужие вещи в полицейский участок. В общем, в контексте объективности освещения событий Второй мировой войны газету «Нове життя» иначе как средством массовой дезинформации назвать трудно.
Теперь об идейной направленности этого «коллективного пропагандиста и агитатора». Первое, что бросается в глаза – это махровый, очень агрессивный антисемитизм газеты. Причем, он присутствует не только в перепечатках, но и в публикациях ворошиловградских авторов. В одном и том же номере опубликованы отрывок из повести Велицкого «За гратами НКВД» (ужасы и зверства большевиков) и заметка «Жидів заганяють у канцтабори» (мол, ура!). «Страшний, без сумніву страшний буде цей справедливий суд – суд народної ненависті – над жидівським знущанням!» Сегодня, когда ми знаем правду о кошмаре Холокоста, читать эти строки не то что неприятно – жутко.
Обращает на себя внимание цикл статей «Джугашвілі. Людина, що пнеться у боги». Очень глубокий анализ истоков и проявлений культа личности Сталина. Иронично, остро, талантливо. Кажется, списано у публицистов времен горбачовской перестройки. А рядом – «Адольф Гітлер – найздібнійший вождь людства». Без комментариев.
И тем не менее, в этой гремучей смеси ненависти к красным и страхе перед коричневыми, просматриваются ростки подлинной любви к Украине, надежда на ее освобождение. Украинская национальная тематика присутствует в основном в рецензиях на театральные постановки (в период оккупации в городе действовал украинский драматический театр – ставили «Наталку-Полтавку» и «Безталанну»), в публикациях о прошлом Донбасса. Периодически выходила «Літературна сторінка» с текстами колядок, народних песен, с отрывками из украинской классики, и стихами местных поэтов. Есть весьма талантливые произведения, пронизанные истинным патриотизмом и есть – «Добрий день, визволителю Фюрер, хай живе перемога твоя».
Удалось ли авторам «Нового життя» реализовать цель, сформулированную таинственным оуновцем Евгеном – сплотить украинских патриотов вокруг украинской газеты, сделать издание средством воспитания масс в националистическом духе? Едва ли. В условиях жесткой фашистской цензуры это было невозможно. Да и сама идея построить любовь на ненависти, явной к одним и скрытой к другим, – сомнительна. Как и избранная тактика лавирования между двумя врагами, обреченными на неуспех.
Но кровь, пролитая за свободу отчизны, не бывает напрасной. Недаром принес себя в жертву идеалист-профессор, наделавший немало ошибок и страстно влюбленный во все украинское. А любовь, идущая от сердца, смывает многие грехи. Даже, если она кем-то не принята.
Еременко Ю. Между Сциллой и Харибдой. Националистическое подполье в Ворошиловграде // Ракурс. - №9. - 2001.


Подробнее…

Школы Луганска во время немецкой оккупации

В этом году мы отметили 60-летний юбилей Победы в Великой Отечественной войне. Работая над выставкой "Этот День Победы!..", открытой к, 9 Мая в Музее истории и культуры города Луганска, все сотрудники провели кропотливые исследования в Государственном архиве Луганской области. В результате были найдены интереснейшие документы и материалы. Именно они помогают разобраться в подлинной картине жизни нашего города военного периода. Свои размышления и выдержки некоторых документов я предлагаю вашему вниманию. Однако хочу отметить, что поиски мои велись в одном направлении, дабы охватить все возможное по теме Школьное образование в Луганске в годы ВОВ".
В городе до прихода немцев работали 33 средние и неполные : средние школы с охватом учащихся в 26000 и учительским коллективом 1005 человек. По тому времени они были полностью оборудованы кабинетами, библиотеками, учебными принадлежностями и другими необходимыми предметами.


Черные дни фашистской оккупации отметили своей печатью все школы города, которые вынуждены были остановить свой учебный процесс. Помещения школ занимались немцами под жилье, склады, конюшни. Школьное оборудование уничтожалось и использовалось как топливо. Хозяйничанье оккупантов ежедневно отмечалось либо пожарами крупных помещений, либо разрушениями.
Совсем уничтожено было 10 школьных помещений на сумму 10 миллионов рублей. Среди них такие новостройки-школы, как № 13,25,28.
Полуразрушены 11 школьных зданий на сумму 7 миллионов 300 тысяч рублей. Например, в прекрасном 4-этажном здании 33 средней школы фашисты в первом этаже устроили конюшни, на верхних этажах – казармы для солдат. В светлых комнатах они раскладывали костры, сжигали рамы, двери и полы. Здания шестой и двадцать седьмой школ немцы разрушили снарядами из дальнобойных орудий. Кроме уничтожения материальных и культурных ценностей, непрошеные гости принялись за активную "работу" по проведению фашистской пропаганды. Специальный отдел гестапо занимался пропагандой и школами. Первым делом и средством проведения такой пропаганды был выпуск нацистской газеты „Нове життя". Вторым – открытие школ, в которые насильно записывали детей 7-11 лет. Их намеревались подготовить к роли покорных рабов. Детей с 12 лет брали на учет через школу на биржу труда, а оттуда – на работы в Германию. Несмотря на "обязательное обучение", всех детей охватить не смогли, поскольку многие сознательно ме посещали школу и тем более не желали покоряться "новым порядкам" а школе.
Во время немецкой оккупации в городе работало только 15 начальных школ с охватом 1800 детей. Кроме начальных с ноября работали три «фахові», где готовились узкие специалисты.
Обучение и воспитание в немецкой школе проходило на основе фашистской методологии, о чем ясно подчеркивалось даже в местной прессе.
Так, в газете „Нове життя" от 23.08-1942 г. говорится о том, что вся работа в школе должна проходить: „Під кутом німецько-украї­нської співпраці та скерування на Європу". Немцы кричали о необходимости воспитания детей в духе реального идеализма или точнее – просто фашизма.
Главными дисциплинами в школе были немецкий язык, украинский язык, труд, арифметика, пение. Остальные либо вообще упразднялись "за ненадобностью", либо сокращались до минимума часы преподавания.
Обучение в школе велось без учебников, т.к. существовало строжайшее распоряжение немецкого командования об уничтожении всех советских учебников. За пользование ими «виновные» привлекались к ответственности по законам военного времени. Вместо учебников в школах предлагали пользоваться газетой «Нове життя», где услужливо печатались «Літературна» или «шкільна» страницы, заполненные стихами.
Большинство детей понимало чему они могли научиться в школе и чего от них хотела бы немецкая власть. Потому и неудивительно, что дети выражали свой протест против хозяйничанья оккупантов: ученики 3-й СШ 15 раз портили телефонные аппараты немецкого штаба, помещавшегося в здании СШ № 5.
Известны были массовые случаи порчи бензинных баков, фар в машинах. Во многих школах ученики срывали немецкие плакаты, стреляли из рогаток в портрет Гитлера. Во время занятий в школе № 8 дети бросали в окна камни, однажды бросили горящую киноленту, желая этим сорвать занятия.
Читая подборку детских сочинений на тему "Что я пережил во время оккупации", я поражалась глубочайшим переживаниям, так бесхитростно и просто изложенным на пожелтевших тетрадных листах в косую линию. В эти моменты начинаешь действительно ценить жизнь; бесспорно трудное, но мирное (!) время, в которое мы живем. Хочется привести вашему вниманию неко­торые отрывки этих сочинений.
Юлия Городовиченко. 8-й класс СШ № 26; 26/Х1 1943 год.
Что я пережила во время оккупации. Лето 1942 года, Наши части покидают свои родные края и отступают. Какая жуткая картина! Все уходят, а я остаюсь на смерть палачам, так как нет никакой возможности отступать. При одном воспоминании о том, что остаюсь, все тело пробирает дрожью. Как ни хочется жить, но не хочется и умереть такой смертью. А немцы подхо­дят все ближе и ближе.
Город пустеет. Изредка слышна пулеметная очередь.
Но вот немцы совсем уже близко, и слышу я душераздирающий рев машин... вместе с ними повеял тяжелый воздух, неся к нам огромную грозовую тучу, которая нависла над нашим городом. О! Это начались мучительные дни моей каторги! Город окутан туманом, не видно солнца... Немцы грязные, полуголодные отбирали последний кусок, врываясь в квартиры, разбивая все на пути...". Почти во всех детских сочинениях присутствуют воспоминания о злодействах немецких оккупантов. Вот еще одно письменное свидетельство этого: "Хлеба мирному населению не давали, в том числе и нам, и мама за сто километров с тележкой в руках ездила менять хлеб, даже ходила по степи, разрывала снег и собирала колосья. Такое положение было при немцах. Когда они отступали – угоняли скот, людей, увозили все, что попадалось им под руки...".
(Ученица СШ №3,7-й класс В. Кологилова).Самое поразительное, на мой взгляд, то, что девочка через запятую перечисляет людей и животных, словно на подсознании понимая, как незначительна была человеческая жизнь в глазах фашистов. И как подтверждение тому нахожу еще один крик детской души (ксерокопия прилагается ниже).


В конце сочинений обязательно звучат слова надежды на будущую победу и благодарности освободительной Красной Армии. Причем за очертаниями привычных и кажущихся нам шаблонными фраз чувствуются истинные эмоции, переживания; настоящая радость освобожденных от гнета людей.
После исторического дня 14 февраля 1943 года, когда город был освобожден от немецких оккупантов, вновь закипела жизнь. С первых же дней учительский коллектив, собрав вокруг себя актив родителей и учащихся, приступил к работе. С 18 по 25 февраля 1943 года начали работу 20 школ города с охватом 6629 детей. И это при том, что приходилось работать в тяжелейших условиях разрухи, почти ежедневных неприятельских обстрелах! В большинстве зданий недоставало стекол, не было отопления, мебели. Но, вопреки всему, наплыв детей с каждым днем увеличивался. Имевшиеся школьные помещения уже не могли вместить пополнившееся количество учащихся. Возник вопрос о добавлении зданий.
Летом 1944 года были восстановлены 5 школьных зданий по плану: СШ № 2, 7, 11, 16, 21 и сверх плана 3: № 6, 15, 29. Капитальный ремонт произведен в следующих школах: №9, 10, 12, 14, 17, 18, 33. С огромным энтузиазмом вся общественность города принимала участие в благом деле. Всего около миллиона рублей было затрачено.
Городским отделом народного образования проводилась работа по всеобучу. Учащимся, не имеющим возможности посещать школу в силу инвалидности или слабого материального обеспечения, были, организованы занятия на дому прикрепленными учителями. Были созданы классы для переростков. Педкадрами школы были обеспечены, всего в городе работало 412 учителей.
Продолжалась работа по вос-становлению, оборудованию школ и в следующем, победоносном 1945, году, и после войны.
Я думаю, не будет лишним узнать нынешнему поколению, всем нам – и взрослым, и детям – о трагических днях войны, оккупации. Понять и оценить свободу; личную и своей Родины. Вспомнить о великом подвиге людей, переживших войну...

Погорелова Р. ...А остальные предметы сократить за ненадобностью // Жизнь Луганска. - 2005. - №24(766). - С.22.

Подробнее…

четверг, 25 сентября 2008 г.

Евреи,евреи - кругом одни евреи

Пустившись по белому свету, готовый к любой неизвестности, еврей заселяет планету, меняясь по образу местности. Игорь Губерман.

Что мы знаем об истории проживания евреев в Луганске? – Практически ничего. Сложно припомнить хотя бы один материал на эту тему в местной прессе за последние несколько лет. Да и в изданиях, претендующих на статус учебной и научной литературы, данный вопрос как-то стыдливо обходится стороной. И даже в широко разрекламированной «Истории Луганского края», среди соавторов которой значится фамилия такого именитого краеведа как А.С. Ефремов, мне не уда-лось выудить ни одной статистической справки о национальном составе нашего края с 1795 по 1917 год. Недостаток информации восполнялся в основном за счет исследования документов Гос-архива Луганской области (ГАЛО), за что руководству отдельное спасибо.
Как Абрам стал Андреем или кое-что о еврейских фамилиях.

Все дружно в России воздели глаза и в Божье поверили чудо, как пылко целует теперь образа повсюдный вчерашний Иуда. Игорь Губерман.

Для каждого из нас есть свой еврей. Для кого-то это внимательный и знающий врач, а для ко-го-то злобный начальник, мелочные придирки которого усугубляются в сознании подчиненных осознанием факта инородческого происхождения.

Как бы там ни было, все мы хоть раз сталкивались с представителями этого вездесущего племени. В 1796 году в поселке при Луганском литейном заводе жил один еврей (на несколько сот жителей). Кем он был и какими ветрами его занесло в нарождающийся город над Луганью – тайна, покрытая мраком. Однако очевидно, он здесь прижился, а поскольку трудно представить себе его одного, вскоре наш город постепенно стали заполнять его многочисленные и шумные еврейские родственники. Вот так, или почти так, с известной долей художественного преувеличения, началась история еврейского заселения Луганска.
В течение следующего столетия они периодически «проскакивают» по страницам архивных документов. Более-менее постоянную картину еврейской жизни обрисовывает метрическая книга еврейской общины, в которой фиксировались рождения и смерти ее членов приблизительно с 1878 года. Старостой еврейской общины в то время был некий Давид Вендерович, а раввином – Иоффе.
В последнее двадцатилетие XIX века гораздо больше информации о Луганских евреях. Со-гласно данным всероссийской переписи населения 1897 в Луганске проживало «2109 человек иудейского вероисповедания». 20% от общего количества тогдашних горожан. Неплохой прирост, за 20 лет, не правда ли?
Откуда появились эти 20%? Конечно в основном за счет пришлых евреев. Из каких мест они приезжали к нам? Большинство были выходцами из Могилевской, Черниговской, Винницкой, Полтавской, Минской губерний империи. И уж совсем чуть-чуть из Киевской, Таврической и Херсонской. Ехали Фрейманы, Лифшицы, Роднянские, Шендеровичи, Гусманы, Кривошеевы, Эдельманы….
Ехали Абрамы, Срули, Евели, Песи, Хаи, Сары… Ехали, чтобы укорениться, прижиться и на новом месте заняться старыми гешефтами. Неважно будет это лавка, кожная мастерская или банк.
Еврейскую среду в конце XIX века составила и значительная группа «турецкоподданных» одноплеменников. Интересно, не из их ли числа был воспетый в «12-ти стульях» отец О. Бендера?
Статистика тех лет фиксирует частые случаи перехода евреев в православие. Нет, конечно православными становились и магометане, но не так рьяно и массово. Метрические книги Казанской и Соборно-Николаевской церквей содержат графу «присоединение к православной вере». И фамилий тут столько, что разбегаются глаза и опускаются руки: а ну-ка, попробуй все это переписать! Поэтому приведу лишь несколько наиболее ярких примеров. В1893 году принял таинство святого крещения некий «турецкоподданный» Шмуль Залманович Виттенштейн вместе с женой и семью детьми, старший из которых – Сруль – перевоплотился в Леонтия. Не менее чудесная мета-морфоза произошла после крещения по чину православной церкви с дочерью солдата Моисея Вендеровича «девицей Хаей Иге», ставшей во Христе Татьяной. Крестились «Дойра Поташинская и ее муж Шмуйко»; «дочь мещанина Якова Цкловера 15-летняя Хая»; «Самуил Моисеевич Арен-ков». И никого уже не удивляло, что какой-нибудь Гирш Вигдорович Уманский, входя в церковь правоверным иудеем, выходил из нее истинно русским православным человеком Григорием Вик-торовичем. И, поскольку детекторов лжи тогда не существовало, а новообращенным чадам Рус-ской Православной Церкви никто в душу не лез, об искренности их обращения сказать что-либо определенное попросту невозможно. Что интересно, во многих случаях поручителем выкрестов, дававшим им свое имя, был известный луганский купец С. Васнев. Не менее удивительным был и тот факт, что, несмотря на массовое крещение луганская еврейская община не редела.

Синагоги и торговля.

Евреям доверяют не вполне и в Космос не пускают, слава Богу, евреи, оказавшись на Луне, устроят и базар и синагогу. Игорь Губерман.

В начале XX века в Луганске функционировали две синагоги. Анналы сохранили и фамилию раввина – им был некий И. Цвейфель. Поскольку жизнь всякого верующего иудея начинается с обрезания, сей ответственный во всех смыслах обряд, с разрешения раввина осуществляли Герш Шлемович Робсман, а после него – Мейр Срулев Левитан.
Демографическая ситуация была у луганских евреев благоприятная. В среднем за год их умирало от естественной смерти до 50 человек. Рождалось же гораздо больше. Случались и разво-ды. Инициатива чаще всего исходила от жен, и в качестве причины нередко указывался «неустой-чивый и развратный характер мужа».
Общее православное окружение, судя по всему, ничуть не отягощало еврейскую общину. Ев-реи были свободны как в своей вере и исполнении ее обрядов, так и в демонстрации прочих своих «национально-культурных особенностей». Дело доходило до того, что изданный в 1912 году «Весь Луганскъ в кармане. Адрес-календарь и справочная книга города и окрестностей» (нечто вроде «Желтых страниц» того времени) содержал целый раздел под названием «Иноверческий ка-лендарь», где приводятся все наиболее значимые иудейские праздники – тут тебе и Пурим и Рош-Га-Шана и Йом-Кипур и Ханука.

Ф.1. Фрагмент иноверческого календаря

Несмотря на то, что луганские евреи уступали по численности и украинцам и россиянам, существовали целые отрасли городской жизни, где они безраздельно доминировали. Например, бизнес. Начнем, пожалуй, с банков. Управляющим Азовско-Донского Коммерческого банка был П. М. Гольдштейн, доверенным лицом Я. Л. Вендерович, помощниками бухгалтера: Варшавский, Фридлендер, Плацман, Шнирлин... Управляющим Санкт-Петербургского банка был М. А. Бромберг, бухгалтером – Кицис.

Ф.2. Реклама

Упомянутый выше П. М. Гольдштейн был к тому же еще и управляющим Мелкого ссудо-сберегательного товарищества.
В еврейских руках была и перерабатывающая промышленность. Так, в начале XX века в городе существовало два пивоваренных завода. Одним владели Я. Прусский и В. Ефимов,

Ф.3. Реклама

Ф.4. Реклама

другим – братья Ольховы.

Ф.5. Реклама

Ф.6. Реклама

Аптеки в Луганске держали Бернславский, Гершенштейн, Аптекман, Гуревич.

Ф.7. Реклама

Ф.8. Реклама

В Земской больнице работал врачом Заликман, в больнице завода Гартмана – Кац и Фридман. И это – не считая великого множества частнопрактикующих евреев-дантистов, гинекологов, представителей других «хлебных» специальностей.
Зарабатывая деньги на чужих, еврейские врачи не забывали и о «своих». Так, в городе действовала Амбулатория общественного пособия бедным больным евреям, которой руководил И. Д. Заславский. Показательно, что кроме нее в Луганске не было ни одного медицинского учреждения, где помощь больным оказывали бы по национальному признаку.

Ф.9. Реклама

Но идем дальше. 1912-й год – время расцвета еврейских бизнесменов в Луганске. Братья Шахновичи торговали мукой, пшеном и крупами. Венгеровские держали хлебопекарню, дамские наряды шили Б. Ривкин, И. Рабинович, еще с десяток других портных, эксплуатировавших наемный труд местных женщин-работниц. Уманский и Мизгальский владели парикмахерскими, Браславский торговал велосипедами и граммофонами, Хухлович,– готовым платьем, Кицис, Лозовой и Бердичевский занимались страхованием.

Ф.10. Реклама

Ф.11. Реклама


Ну и так далее. Забавно, но все вышеприведенные данные взяты из уже упоминавшегося справочника «Весь Луганскъ в кармане», изданного в типографии... И. С. Житомирского!

Ф.12. Реклама

В этом же издании приводится статистика за 1911 год: население Луганска составляло 61.400 душ, из ко-торых евреев было 5.554. Меньше 10 %, но зато какая активность! Прямо по Губерману: «Всегда еврей легко везде заметен/ еврея слышно сразу от порога, /евреев очень мало на планете,/ но каждого еврея – очень много».

Печать, школа и культура.

Больной вопрос – пресса. Редкий антисемит не прохаживался во все века – от изобретения Гутенбергом печатного станка и до наших дней на тему «засилья евреев в СМИ». Похоже, что до-революционный Луганск дает обильную пищу для подтверждения подобного «неполиткорректного» мнения. В городе выходило шесть газет и лишь в одной из них – «Листке объявлений Славяносербского земства» редактором был нееврей – председатель Земской Управы. Что же представляли собой остальные? Редактором-издателем ежедневной «Донецкой жизни» был Л. Ю. Гипшман; «Донецкий бассейн» издавал и редактировал А. И. Гуревич. Остальная луганская пресса была не менее кошерной – так, еженедельный журнал «ГАПРОХИМЪ» издавался и редактировался...луганским общественным раввином И. М. Левнером, Еженедельный детский журнал на русском языке для еврейских детей «Цветник Иудеи» выходил под редакцией И. С. Житомирского. Еще один детский журнал с довольно таки странным, учитывая географию и историю Луганска, названием «Южный Израиль» издавал Лейфер.
Существовали в городе и еврейские учебные заведения разных уровней – как принадлежавших городской еврейской общине, так и пять частных (владельцы Цук, Мальская, Гуситинская, Спицерова, Рагинский).
Светская еврейская культура развивалась в рамках еврейского литературно-художественного общества. Известно, что в 1912 году «временно исполняющим обязанности» его председателя был И. Г. Борштейн. Известно и руководство еврейской общины тех лет. Старостой был пивоваренный предприниматель С. И. Ольхов (старший), ученым И. М. Левнер, а казначеем Г. Г. Фантиктиков. Стоит ли говорить, что и фотографы в Луганске почти поголовно были евреями. Уманский, Мату-совский, Юхнов, Чуюн. Как видим, пресловутая «черта оседлости» нисколько не мешала им и тысячам их одноплеменников жить, работать, учиться и посещать синагоги.
Настолько не мешала, что в многократно цитированном выше справочнике «Весь Луганскъ в кармане» (1912 г.) украинские и русские фамилии встречались разве что в разделах «Полиция», «Госучреждения» и «Суды».

Евреи во власти.

Случайно ли во множестве столетий и зареве бесчисленных костров, еврей – участник всех на белом свете чужих национальных катастроф? Игорь Губерман.

Грянул февраль 1917-го, принеся народам Империи свободу. Вскоре, однако, выяснилось, что (прямо по Оруэллу) «все животные равны, но некоторые – равнее». Из политических партий, действовавших в Луганске в революционном 1917-м, выделялись созданные по национальному признаку «Бунд» – еврейская рабочая партия, партия еврейских социалистов, не говоря уже о еврейских по сути, а не по названию, большевиках. Одна из перечисленных партий между Февралем и Октябрем даже издавала газету. Называлась она красноречиво - «Еврейский социалист». Чем не аргумент для белогвардейской пропаганды тех лет о «еврейской революции»?
Сделав отступление, скажу, что в Луганске между 1905-1917 гг существовал, как и во всей России, «Союз истинно русских людей». Однако местные «реакционеры-черносотенцы» не только не имели собственных газет, но даже погромы устраивали реже, чем в других городах Российской империи. Кстати, клуб «истинно русских» располагался в здании, где сейчас находится городской музей истории и культуры Луганска (по иронии судьбы, располагается он на улице ненавидимого черносотенцами еврея К. Маркса).
Но вернемся к еврейскому участию в революции. Известен факт, что наш знаменитый земляк К. Е. Ворошилов, будучи одним из лидеров луганских большевиков, встречался с одним из лиде-ров еврейской буржуазии Луганска Соломоном Вендеровичем, причем последний жертвовал деньги на Ленинскую партию. В обмен на щедрость ворошиловские рабочие дружины защищали еврейскую буржуазию от погромов.
И если Февраль снял всякие ограничения на участие организованного еврейства в управле-нии государством, то после Октября влияние евреев на власть, а вместе с нею – на общественную и культурную жизнь, выросло в геометрической прогрессии. Не стал исключением и Луганск. Первыми комсомольцами города стали достойные молодые носители таких фамилий, как Эскин, Горин, Смокин, Левин, Либерман. Чем же занимались комсомольцы Луганска? И те, первые, и их последователи активно участвовали в насаждении безбожия в православной стране, боролись с «буржуазными предрассудками и пережитками». Особо отличились в начале тридцатых. Вот, что мы находим в воспоминаниях о тех днях: «После митинга они направились на ближние земельные участки кулаков ... Кулаки, вооружившись вилами, топорами и с криками: «Захватчики, долой с нашего поля!» бросились разгонять молодежь. Закончилось же все с истинно комсомольским за-дором: «Озверелую кулацкую ватагу» отважные комсомольцы разогнали с помощью винтовок». О голодоморах 1921-1922, 1932-1933 теперь знают все. Думаю, понятно, чем на самом деле занима-лись «отважные» комсомольцы. Именно евреи заняли все уровни власти в первые десять лет со-ветской власти. Неудивительно поэтому, что сталинская чистка партии и госаппарата в 1937-м го-ду катком прошлась более всего по представителям этого народа. Два небольших примера: были репрессированы директор театра оперы и балета Гольцман и зам-редактора «Луганской правды» Альхимович. Но это будет в 1937-м. Пока же на дворе 1923-й. На дворе начало НЭПа и в Луганске функционируют целых три синагоги. Что, правда, не мешает еврейской общине города время от времени делать запросы в окрисполком об открытии… четвертой! Справедливости ради следует сказать, что власти всегда в этой просьбе отказывали. Но как бы там ни было, других «ущемле-ний» луганские евреи (а их тогда в городе проживало более 7 тысяч) (9 % от общего количества горожан) не испытывали. Всего в городе в тот момент насчитывалось 80 тысяч жителей.
Время шло. Закончился НЭП. И вот в 1929 году одна из луганских синагог была закрыта. Имущество ее было описано, а здание передано под клуб (по одним сведениям это был клуб ев-рейских кустарей, а по другим – клуб по обслуживанию нацменьшинств).
К1935 году в Луганске были закрыты оставшиеся две синагоги. Тем не менее, общественное по¬ложение евреев в этом же году было настолько прочно, что в репертуаре театра оперы и балета с успехом шла опера «Жидовка».
Впереди был 1937-й и война...

«HЕ ЗАБУДЕМ, HЕ ПРОСТИМ!»

Ворошиловград был оккупирован немцами 17 июля 1942 года. Как и везде на оккупирован-ных территориях, в нашем городе начались облавы и выявление коммунистов, комсомольцев и евреев. Зачастую, это были одни и те же лица. Еврейская жизнь замерла.
Общеизвестен факт массового расстрела луганчан 1 ноября 1942 года. Было убито около трех тысяч человек, из которых большинство будто бы составляли евреи. При этом, ни в одном истори-ческом труде или учебнике не дается строгое процентное национальное соотношение невинно убиенных.
По приходу в Ворошиловград Красной Армии (1943 г) некоторые тела убиенных на Острой Могиле были опознаны. Однако многих так и не опознали. Был составлен акт «о злодеяниях гитлеровцев», в котором указывалось, что большинство расстрелянных составляли евреи. А сколько их было? Вряд ли кто-нибудь может дать точный ответ на этот вопрос. Тем не менее, монумент стоит. Правильно стоит. Только память не должна быть выборочной. Иначе мы рискуем повторить историю Бабьего Яра, в котором расстреливали всех, а памятник стоит только евреям.

1. Михаил Назаров. Евреи в Луганске // Жизнь Луганска. - 2005. - №51(260). - С.21

Фото:

Ф. 1,9,11: Башкина В.Я. Привет из Луганска. История Луганска на почтовых открытках и фотографиях /В.Я. Башкина, А.И. Поболелов, Ю.С. Сумишин. - Луганск: Издательство "Максим", 2007. - 128с.

Ф. 2,3,4,7,8,10,12: Ежегодник-Справочник Славяносербскаго Узднаго Земства на 1914-ый год

Ф. 5,6: [Электронный ресурс]. - http://www.nubo.ru/pavel_egorov/old_rus/lugansk.html


Подробнее…

воскресенье, 14 сентября 2008 г.

Фотографы Луганска конца XIX - начала XX века

Фотография – это часть нашей памяти.
Каждый снимок неповторим. Пе-редавая дух того времени, фото помогает нам живо представить минувшее, сохранить память о своих предках, узнать об их прошлом, воссоздать их не-повторимый социальный портрет, передать их внешний облик и тот колорит, который всегда отличал жителей нашего края. Однако снимки - это не только люди, это история страны, города, села. 
Владельцы луганских фотоателье были выявлены в результате изучения паспарту - картоны бежевого или серого цвета, на которые наклеивались фотографии. На них все: фамилия, имя, отчество владельца фотографии, а также местонахождение. Кроме того, на паспарту награды за мастерство, а также реклама: "увеличение портретов", "скидка уч-ся" и др. А еще на паспарту принято было изображать мольберт и кисти, фотоаппараты, растительный и цветочный орнамент как украшения. Иногда были сведения, где изготовлено паспарту.
Паспарту через сеть фотомагазинов и складов фотопринадлежностей можно было заказать, магазины имели прейскурант, пользуясь которым можно было приобрести фотокамеры, объективы, лампы для вспышек маг-ния, краски для раскрашивания, фотобумагу, картон, рамки, виньетки, химические реактивы и другое. Иногда для начинающих организовывали обучение технике фотографирования прямо при магазине.
Опытные фотографы выполняли в ателье самые разнообразные виды работ: изготовление индивидуальных, парных, групповых фотопортретов, ретушь, фотомонтаж, увеличение портретов до желаемой величины.
Известно, что фотографы работали и на металле, фарфоре, стекле, шелке, атласе[1].
Фотоателье Семена Ильича Уманского находилось на углу улиц Казанской и 11-й линии (там теперь кооперативная обувная мастерская «Башмачок» (1991г.)). Ателье пользовалось необычайной популярностью. Уманский наклеивал свои фотографии на именные паспарту с золотым тиснением «Фото С.И. Уманского».  
Ф.1. Фоторабота С.И. Уманского в Луганске

Ф.2. Фоторабота С.И. Уманского в Луганске
Ф.3. Паспарту фоторабот С.И. Уманского
Семен Ильич был человеком зажиточным, любил свое дело, любил своих учеников. Городская легенда гласит, что это он выучил фотоискусству Льва Матусовского – отца известного поэта Михаила Матусовского и дал ему денег для того, чтобы завести свое дело[2]. Также одним из учеников Семена Уманского был Павел Флейтман [3].
Ф. 4. Фотограф Семен Уманский (3-й справа) с учениками. Среди учеников - Лев Матусовский (3-й слева), рядом Павлик Флейтман. Начало XX ст.
Открытое в 1910 году на Петербургской улице в доме Рейна фотоателье Л. Матусовского впоследствии стало тоже очень популярным. В семейных альбомах многих луганчан до сих пор хранятся фотографии их предков на картонных паспарту с фирменным знаком "фотография Матусовского".
Ф. 5. Фоторабота Л.М. Матусовского в Луганске
Ф.6. Паспарту фоторабот Льва Матусовского
В конце XIX - начале XX столетия в Луганске трудились и другие фотографы. 
К сожалению, о фотографе С.Чуюне мы знаем мало. Паспарту, на которые наклеены его фотографии, указывают на то, что его мастерская находилась по ул. Пушкинской. В 1894 году он удостоен похвального отзыва на вы-ставке в Одессе, а в 1905 году - большой золотой медали в Париже и высшей награды – Гран-при. Его фотографии удивительно светлые, с голубоватым фоном. 
Фотографии С.Чуюна в большинстве своем семейные: дети с мамами, бабушки с внуками... Много снимков, где изображены большие семьи с главой семейства в центре, рабочие промышленных предприятий [1].

Ф. 7. Фоторабота С. Чуюна в Луганске
Ф. 8. Фоторабота С. Чуюна в Луганске
Ф.9. Паспарту фоторабот С. Чуюна
По Казанской улице в доме Бровкина, напротив Азовско-Донского банка [3], трудился еще один известный фотограф – Гр.Л. Юхнов. На паспарту его фото надпись: «Удостоен медали на выставке в Лондоне», а в самом низу – 6 медалей (аверс и реверс), которыми был награжден Гр. Л. Юхнов. Эти меда-ли были у него уже в 1902 г. Именно Гр. Юхнов в 1901 году был приглашен на завод Гартмана запечатлеть выпуск сотого паровоза и людей, которые трудились над его созданием. Позже за высокое качество фотографий Гр. Юхнов получил еще пять медалей на разных выставках [3].
Ф. 10. Фоторабота Гр. Л. Юхнова в Луганске
Ф. 11. Паспарту фоторабот Гр. Л. Юхнова
Имя еще одного луганского фотографа: Ф.Сафронов. Его мастерская располагалась по ул. Пушкинской, реклама сообщала: "Учащимся и железно-дорожным служащим скидка. Негативы сохраняются". На паспарту обращают на себя внимание три медали, которыми был отмечен фотограф на всероссийских выставках [1].
Ф. 12.  Фоторабота Ф. Сафронова в Луганске
Ф.13. Паспарту фоторабот Ф. Сафронова
Еще два имени: А. Малиновский и М. Френкель. Фотограф А. Малиновский трудился на улице Екатеринославской в доме рядом с магазином Шахновича, а М. Френкель – на улице Казанской рядом с Азовско-Донским коммерческим банком. Оба фотографа имели награды и своих клиентов [1].
Ф.14. Фоторабота М. Френкеля в Луганске
Ф. 15. Паспарту фоторабот М. Френкеля
У каждого фотографа были ретушеры. Антон Шнабль – не то немецкий латыш, не то латышский немец – работал ретушером у Матусовского. Тоненькой кисточкой с тушью незаметно он проходился по негативу, скрадывая все недостатки, убирая с лиц следы времени, делая людей помолодевшими. Если, к примеру, клиент торопился и попал к фотографу, не успев побриться, Антон Шнабль мог "побрить" его на снимке и привести в порядок за несколько минут.
Фотография быстро развивалась не только в городе Луганске, но и на шахтах, рудниках. Пример тому - "Фотография Д.П.Брусиловского" в Лозо-вой-Павловке [1].

1. В. Башкина. Листая старый альбом // Жизнь Луганска. - 2002. - №37(610). - С.9
2. С. Елина. Фотограф Уманский // Жизнь Луганска. - 1991. - №36. - С. 5
3. Башкина В.Я. Привет из Луганска. История Луганска на почтовых открытках и фотографиях /В.Я. Башкина, А.И. Поболелов, Ю.С. Сумишин. - Луганск: Издательство "Максим", 2007. - 128с.
Фото взяты:
Фото 1,2,3,5,6,8,9,10,11,12,13,14,15 [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://antik.lg.ua/
Фото 4 : Башкина В.Я. Привет из Луганска. История Луганска на почтовых открытках и фотографиях /В.Я. Башкина, А.И. Поболелов, Ю.С. Сумишин. - Луганск: Издательство "Максим", 2007. - 128с.
Фото 7: [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://1093176.ru/shop/product_info.php?cPath=129&products_id=77789169

Подробнее…

понедельник, 25 августа 2008 г.

Максим Бернацкий. P.S.

Док. N 2
ПРОТОКОЛ ДОПИТУ М. I. БЕРНАЦЬКОГО НАЧАЛЬНИКОМ
ТРЕТЬОГО ВІДДІЛЕННЯ ДРУГОГО ВІДДІЛУ УПРАВЛІННЯ НКДБ
ПО БОРОШИЛОВГРАДСЬКІЙ ОБЛАСТІ С. КОГАНОМ
21 жовтня 1944 р.

ПРОТОКОЛ ДОПРОСА
ОБВИНЯЕМОГО БЕРНАЦКОГО МАКСИМА ИВАНОВИЧА
21 октября 1944 г.


ВОПРОС: На предыдущих допросах Вы показали, что являлись руководителем ОУНовского подполья в Ворошиловграде. Изложите схему руководящих органов подпо-лья.
ОТВЕТ: После того, как мной были привлечены в ОУН ряд лиц и определилась зада-ча развивать работу организации, руководить ею – было создано руководящее ядро – Об-ластной привод ОУН, состоящий из четырех человек. О необходимости создания "Прово-да" я знал из получавшихся мной бюллетеней ОУН.
ВОПРОС: Кто входил в областной "Провод" ОУН?
ОТВЕТ: Членами "Провода" ОУН являлись: я – Бернацкий Максим Иванович – ре-дактор газеты, Василенко Александр, Данилейченко Павел и Максимович Владимир – со-трудники редакции.
ВОПРОС: По какому принципу были подобраны указанные лица в руководство ОУНовским подпольем в Ворошиловграде?
ОТВЕТ: Я руководствовался указаниями вербовавшего меня в ОУН "Евгена", кото-рый обращал мое внимание на вовлечение в организацию людей националистически на-строенных, антисоветчиков, которых следует воспитывать в националистическом духе и заниматься воспитанием кадров националистов, которые в свою очередь должны прово-дить активную работу в таком же направлении.
Эти указания были мной выполнены и в числе ответственных работников созданной мной же редакции фашистской газеты были также явно выраженные антисоветчики – не-мецко-украинские националисты как Василенко, Дапилейченко, Максимович. Все они проявили себя на работе в редакции. . .
ВОПРОС: К какому времени относится создание областного провода ОУН?
ОТВЕТ: Примерно к октябрю 1942 года.
ВОПРОС: Как были распределены функции между членами "Провода" ОУН?
ОТВЕТ: Василенко А. обеспечивал участок работы по селу и сельскохозяйственным учреждениям в городе.
Данилейченко охватывал культурно-просветительные учреждения /театры, хоровую капеллу, капеллу бандуристов, школы/.
Максимович тщательно изучал получавшуюся мной националистическую литерату-ру, знал установки ОУН из бюллетеней и на основе этого изучал посетителей редакции, приезжавших из села. Должен был подбирать из них самых надежных для националисти-ческого движения с тем, чтобы в их лице приобретать кадры организаторов подполья.
Я – Бернацкий, руководил ими и также обрабатывал людей, прибывающих из пери-ферии.
Направлял работу прибывших ко мне курьеров от ОУН /Иванова, Личмана, "Окса-ны"/.
Практически – Василенко выезжал в Попаснянский и Старобельский районы, Дани-лейченко систематически связывался с работниками театров и школ, принимал меры к на-сыщению репертуаров и программ националистическим содержанием.
ВОПРОС: Излагая схему руководства ОУН по Ворошиловградской области, вы ука-зали только областной провод, а как осуществлялось руководство периферией?
ОТВЕТ: Возможно существовали и в районах области отдельные виды руководства ОУН, но я лично участия в их создании не принимал.
Должен только указать, что предпосылки к этому были. Так, например, беседуя с приезжавшим в редакцию из Ворошиловска Осауленко, я обращал внимание на необхо-димость проведения организационной работы по сплочению националистических кадров. После его посещал ОУНовский курьер Иванов Митрофан, который несомненно также ин-структировал его в этой части.
Василенко Александр, выезжавший в Попасное и Старобельск должен был также провести работу по сплачиванию националистического подполья. Что именно он проделал в этой части, сейчас сказать не могу.
ВОПРОС: Каким образом областной "Провод" ОУН руководил работой ОУНовского подполья?
ОТВЕТ: Прежде всего, необходимо указать, что в интересах конспирации перед уча-стниками ОУН "Провод" не афишировался и если мероприятия руководящего порядка и проводилась, то об этом знали только отдельные лица. Выражалось руководство в том, что члены "Провода" посылались на периферию и принимали приезжавших в редакции, где давали указания по работе.
ВОПРОС: Непосредственно "Провод" ОУН Ворошиловградской области поддержи-вал связь с ОУНовским подпольем других областей Украины?
ОТВЕТ: Не поддерживал, если не считать факта выезда в г. Киев участника ОУН Осадчей Елены, которая по приезду сообщила, что связалась с руководителем комиссии по выработке нового украинского правописания Завитаевичем. Хотя прямо Осадчая мне не говорила, но я считаю, что это и есть один из руководителей ОУН по Киеву, работав-ших под прикрытием Комиссии.
ВОПРОС. Об этом мы вас будем допрашивать особо.

Допрос начат в 24 ч/аса/.
Допрос прерван в 3 /часа/ 30 /минут/.
Протокол записан с моих слов верно, мной прочитан в чем и
расписываюсь М.Бернацкий.
ДОПРОСИЛ: Нач/альннк/ 3 отделения 2 отдела С. Коган.
Архів Управління СБУ по Луганській обл.
Спр. 5204—-Арк. 112-113 зв. Оригінал.
Підписи—автограф.
Док. N 3
ВИРОК ВОЄННОГО ТРИБУНАЛУ ВІЙСЬК НКВС
ВОРОШИЛОВГРАДСЬКОЇ ОБЛАСТІ У СПРАВІ
М. І. БЕРНАЦЬКОГО ТА С. М. ОСАДЧОГО
2 березня 1945 р.

СЕКРЕТНО


ПРИГОВОР
ИМЕНЕМ СОЮЗА СОВЕТСКИХ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ
РЕСПУБЛИК

1945 года, 2 марта. Военный Трибунал войск НКВД Ворошиловградской области в г. Ворошиловграде, в закрытом судебном заседании, в составе: председательствующего – капитана юстиции МИХАЙЛОВСКОГО, членов – ст. лейтенанта юстиции КАЛМЫКО-ВА, мл. лейтенанта ОСТРОВСКОГО, при секретаре СТАРЧЕНКО, без участия сторон – обвинения и защиты рассмотрел уголовное дело по обвинению граждан –
1. БЕРНАЦКОГО Максима Ивановича, 1889 года рождения, уроженца села Бело-городка Киевского района, Киевской области, проживавшего до ареста в г. Первомайск, Одесской области, из крестьян-бедняков, служащего, беспартийного, украинца, вдовца, служившего в царской армии с 1915 по 1917 год в качестве прапорщика, в 1930 году под-вергавшегося аресту органами ОГПУ за связь с националистами, с высшим педагогиче-ским образованием, по профессии преподавателя ВУЗов, имевшему научную степень до-цента украинского языка, занимавшего должность профессора и зав/едующего/ кафедрой украинского языка Ворошиловградского пединститута с 1935 по 1942 год, несудимого – и
2. ОСАДЧЕГО Сергея Макаровича, 1888 года рождения, уроженца села Калиновка, Смолянского района, Киевской области, проживавшего до ареста и г. Ворошиловграде, Ворошиловградской области, из крестьян-середняков, служащего, преподавателя средней и высшей школ, с незаконченным высшим образованием, беспартийного, женатого, же-на осуждена за контрреволюционную деятельность, имеющего в Красной Армии сына, несудимого,—
Обоих в преступлении, предусмотренном ст.ст. 54-1 "а" и 54-11 УК УССР.
Материалами предварительного и судебного следствия Военный Трибунал

УСТАНОВИЛ:

БЕРНАЦКИЙ является убежденным украинским националистом, до Октябрьской революции и в период советской власти он в 1918 году в г. Киеве служил в войсках Цен-тральной рады, в 1930-1942 годах являлся членом контрреволюционного националистиче-ского общества "Просвита", стоя на платформе создания "единого независимого само-стоятельного украинского государства".
За националистическую деятельность он в 1930 году арестовывался органами ОГПУ.
Проживая на временно оккупированной немцами территории в г. Ворошиловграде, в августе 1942 года БЕРНАЦКИЙ установил связь с украинским националистом "ЕВГЕ-НОМ", фамилия которого не установлена, прибывшим из западных областей УССР для организации работы по созданию ОУНовского подполья в Ворошиловградской области.
На предложение "ЕВГЕНА" Бернацкий поступил на должность ответственного ре-дактора фашистской газеты "Нове життя" и в указанной должности он служил до момента изгнания немцев – февраля 1942 года.
В августе 1942 года "Евгеном" он был завербован в контрреволюционную организа-цию "ОУН" и получил от него подпольную ОУНовскую литературу, получив установку об использовании фашистской газеты "Нове життя" в интересах украинских национали-стов, и вербовки новых членов в "ОУН".
Будучи редактором указанной газеты, БЕРНАЦКИЙ укомплектовал штат редакции из лиц, настроенных против советской власти в количестве 12 человек, которые являлись авторами многих контрреволюционных статей, помещавшихся в указанной газете, после личного отредактирования БЕРНАЦКОГО.
Тираж газеты, редактором которой был БЕРНАЦКИЙ был от 3 000 до 20 000 экзем-пляров каждого номера. Указанное количество газет через каждые два дня т/о/е/сть/ по мере их издания типографией распространялись на территории Ворошиловградской об-ласти специально укомплектованным для их распространения штатом, которого насчиты-валось лишь только в одном г. Ворошиловграде до 20 человек.
БЕРНАЦКИЙ, как редактор газеты, систематически помещал в нее написанные им статьи немецко-фашистского националистического содержания, излагал в них клевету на советскую власть, Красную Армию и большевистскую партию, восхваляя фашизм и на-ционалистическую деятельность на территории Украины – украинских националистов.
БЕРНАЦКИЙ вербовал в организацию "ОУН" лиц, посещавших редакцию, снабжая их националистической литературой для распространения ее среди населения.
Для проведения контрреволюционной националистической работы к нему прибыли из западных областей ОУНовцы – ЛИЧМАН, ИВАНОВ и ОКСАНА, фамилия которой не установлена, последних он разместил по квартирам, указав адреса – явки к отдельным на-ционалистам на территории области, их он также снабжал документами, дающими право на проведение националистической деятельности /организация "ОУН", распространение литературы и организация общества "Просвита"/.
Лично сам БЕРНАЦКИЙ провел работу по организации общества "Просвита" и на-писал статут, который, затем был с целью популяризации напечатан в издаваемой им газе-те.
В конце ноября 1942 года БЕРНАЦКИЙ организовал курсы украинского языка, на которых обучалось до 150 человек.
Будучи директором указанных курсов, он перед слушателями выступал с речью, в которой клеветал на коммунистическое воспитание молодежи при советской власти, вос-хвалял при этом фашистско-националистические методы воспитания молодежи на терри-тории Украины, это же он неоднократно высказывал на лекциях указанных курсов.
В феврале 1943 года БЕРНАЦКИЙ вместе с оккупантами бежал в тыл немецкой ар-мии, где продолжал контрреволюционную деятельность. Там он был заместителем редак-тора фашистской газеты "Новая жизнь" – в г. Енакиево Сталинской области с 15.04. по 02.09. 1943 года, с 3 по 20 сентября 1943 года он работал редактором фашистской газеты "На посту" – г. Днепропетровска, затем редактором этой же газеты в г. Кривой Рог, где выпустил два номера указанной газеты.
16.10.1943 он бежал в г. Первомайск Одесской области, продолжая работать редак-тором газеты "Нове життя" до 15 марта 1944 года до момента изгнания немцев.
На протяжении указанного периода своей деятельности БЕРНАЦКИЙ состоял в свя-зях с группами ОУНовцев, а именно: группа состоявшая из КРАВЦОВА, ХАМАЗЫ и ЗАЙЦЕВА – г. Енакиево, группа, куда входили ВАЩЕНКО, КРУТЬКО и другие – г. Днепропетровск, группа состоявшая из ЦАРЕНКО, БАРАШКЕВИЧ и ЗЕЛИНСКОГО – г. Кривой Рог.
В судебном заседании БЕРНАЦКИЙ свою вину признал полностью.
Подсудимому ОСАДЧЕМУ предъявлено обвинение в том, что он проводил антисо-ветские разговоры, восхвалял немцев, имел связь с подсудимым БЕРНАЦКИМ, предста-вил квартиру националисту Личману для проведения контрреволюционной работы, разде-лял взгляды националистов.
Данное обвинение построено на показаниях лишь только БЕРНАЦКОГО, который в судебном заседании этого не подтвердил.
Как БЕРНАЦКИЙ, так и ОСАДЧИЙ подтвердили факт пребывания у ОСАДЧЕГО на квартире ЛИЧМАНА, однако не установлена связь и практическая деятельность ОСАД-ЧЕГО с БЕРНАЦКИМ, ЛИЧМАНОМ и другими националистами и не нашло в суде сво-его подтверждения контрреволюционных высказываний ОСАДЧЕГО.
На основании изложенного ВТ признал предъявленное БЕРНАЦКОМУ обвинение по ст.ст. 54-1"а" и 54-11 УК УССР доказанным, а ОСАДЧЕМУ по ст.ст. 54-1"а" и 54-11 УК УССР – не доказанным.
Руководствуясь ст.ст. 296, 297, 302 ч. 1 УПК УССР и 34 УК УССР

ПРИГОВОРИЛ:

БЕРНАЦКОГО Максима Ивановича по совокупности совершенных им преступле-ний, на основании ст. 54-1"а" УК УССР подвергнуть высшей мере наказания – расстрелу с конфискацией всего имущества и ценностей, изъятых при обыске.
ОСАДЧЕГО Сергея Макаровича в предъявленном обвинении по ст. 54-1"а" и 54-11 УК УССР считать по суду оправданным.
Однако, имея ввиду, что Осадчий находился в среде контррево¬люционеров-изменников Родины – он является общественно-опасным, поэтому на основании ст. 33 УК УССР подвергнуть высылке за пределы УССР сроком 10 /десять/ лет, исчисляя ему срок со дня приведения приговора в исполнение.
Меру пресечения ОСАДЧЕМУ – содержание под стражей отменить.
Приговор окончательный и кассационному обжалованию не подлежит.


Печатка Подлинно за надлежащими подписями.
ВЕРНО: и.о. председателя ВТ войск НКВД Ворошиловградской области Майор юс-тиции Кабанов.

Архів Управління СБУ по Луганській обл. – Спр. 5204.
арк. 240-244. Оригінал, підписи – автограф.



Док. N 4
ВКАЗІВКА ГОЛОВИ ВОЄННОЇ КОЛЕГИ СРСР В. УЛЬРКА
ПРО НЕГАЙНЕ ВИКОНАННЯ ВИРОКУ ВОЄННОГО ТРИБУНАЛУ
ВІЙСЬК НКВС ВОРОШИЛОВГРАДСЬКОІ ОБЛАСТІ НАД
М. І. БЕРНАЦЬКИМ ТА РЕПРЕСУВАННЯ ПОВНОЛІТНІХ
ЧЛЕНІВ ЙОГО СІМ'Ї

14 квітня 1945 р.

СРОЧНО СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО
ВОЕННАЯ КОЛЛЕГИЯ НАЧАЛЬНИКУ ОТДЕЛА "А" НКГБ СССР
ВЕРХОВНОГО СУДА ГЛАВНОМУ ВОЕННОМУ ПРОКУРОРУ
СОЮЗА ССР КРАСНОЙ АРМИИ
14 апреля 1945 г. ПРЕДСЕДАТЕЛЮ ВТ ВОЙСК НКВД
N 002570 ВОРОШИЛОВГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ


Приговор ВТ войск НКВД Ворошиловградской области от 02.03.45 в отношении БЕРНАЦКОГО Максима Ивановича, осужденного по ст.ст. 54-1"а" и 54-11 УК УССР к ВМН – утвержден всеми инстанциями.
Прошу Вашего распоряжения об установлении местонахождения совершеннолетних членов семьи изменника Родины и их репрессиро¬вании.
Для сведения сообщаю, что сегодня мною дано указание Председателю ВТ войск НКВД Ворошиловградской области о немедленном исполнении указанного приговора.


Печатка ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ВОЕННОЙ КОЛЛЕГИИ
ВЕРХОВНОГО СУДА СССР
ГЕНЕРАЛ-ПОЛКОВНИК ЮСТИЦИИ В. УЛЬРИХ


Архів Управління СБУ по Луганській обл. – Спр. 5204,
арк. 246. Оригінал. Машинопис, підпис—автограф.







Док. N 5
ВИСНОВКИ ЛУГАНСЬКОЇ ОБЛАСНОЇ ПРОКУРАТУРИ
ВНАСЛІДОК ПЕРЕГЛЯДУ КРИМІНАЛЬНОЇ СПРАВИ
М І. БЕРНАЦЬКОГО НА ПІДСТАВІ ВИКОНАННЯ ЗАКОНУ УРСР
ВІД 17 КВІТНЯ 1991 РОКУ "ПРО РЕАБІЛІТАЦІЮ ЖЕРТВ
ПОЛІТИЧНИХ РЕПРЕСІЙ В УКРАЇНІ"

/без дати/
В президиум Луганского
областного суда

ЗАКЛЮЧЕНИЕ
по уголовному делу в отношении
гр/аждани/на Бернацкого М. И.

2 марта 1945 года военным трибуналом войск НКВД Ворошиловградской области приговором к расстрелу по ст.ст. 54-1"а" и 54-11 УК УССР с конфискацией имущества, –

БЕРНАЦКИЙ Максим Иванович – 1889 г.
р/ождения/, уроженец г. Белогородка Киевской
области, украинец, б/ес/п/артийный/, до оккупации
профессор Ворошиловградского педагогического
института, –

за то, что в период немецко-фашистской оккупации г. Ворошиловграда, изменив Родине, перешел на сторону врага. Добровольно поступив на службу к оккупантам в должности редактора фашистской газеты "Новая жизнь", издаваемой отделом пропаганды Вороши-ловградской горуправы, в короткое время укомплектовал редакцию сотрудниками и нала-дил выпуск и распространение газеты в количестве до 20 тысяч экземпляров, в которой пропагандировал идеи фашизма и украинского национализма. Являясь членом организа-ции ОУН, через газету проводил в жизнь их националистические идеи. С отступлением оккупантов бежал вместе с ними в г/орода/ Сталино, Киев. Днепропетровск, Кривой Рог, Первомайск, продолжая работать в фашистских газетах.
Бернацкий М, И. виновным себя признал полностью и дал показания, которые соот-ветствуют вышеизложенному. /Л.д. 19-20, 22-35, 36-44, 45-55, 56-62, 63-70, 71-75, 76-81, 83-84, 85-113,115-155, 157-158, 223-226/.
Кроме личного признания, вина осужденного в измене Родине доказана показаниями свидетелей: Терехович Н. И. /Л.д. 159-161/, Шиманской В. Г. /Л.д. 161-163/, Скоровой Н. П. /Л.д. 164-165/, Гасана И. К. /Л.д. 166-168/ и др/угих/.
Материалами уголовного дела вина Бернацкого М. И. в измене Родине доказана, по-этому он осужден обоснованно и реабилитации не подлежит.
Руководствуясь п.п. 2, 7 Закона УССР от 17.04./19/91 г. "О реабилитации . . . ",
ПРОШУ:
Признать Бернацкого М. И. обоснованно осужденным и не подлежащим реабили-тации.

Прокурор Луганской области
государственный советник
юстиции 3 класса Д. С. Беседа

Дело пересмотрено в порядке исполнения Закона УССР от 17.04./19/91 г.

Архів Управління СВУ по Луганській обл. – Спр. 5204 –
Арк. 281-282. Оригінал, підпис—автограф.



Док. N6

ПОСТАНОВА ПРЕЗИДЙ ЛУГАНСЬКОГО ОБЛАСНОГО СУДУ ПРО
ВІДМОВУ В РЕАБІЛІТАЦІЇ М. І. БЕРНАЦЬКОГО НА ПІДСТАВІ
ВИСНОВКІВ ЛУГАНСЬКОЇ ОБЛАСНОЇ ПРОКУРАТУРИ

19 грудня 1991 р.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

президиума Луганского областного суда
от "19" декабря 1991 года

Президиум Луганского областного суда в составе:
Председательствующего Редина А. М.
Членов президиума Беседы В. И., Золотарева П. И., Мазанкина В. Н.,
Бунина А. И., Овершина А. К.
С участием прокурора Курочки Н. М.
Рассмотрев заключение по уголовному делу в отношении Бернацког о М. И., –

установил:

Военным трибуналом войск НКВД Ворошиловградской области 2 марта 1945 года Бернацкий Максим Иванович, 1889 года рождения, уроженец гор. Белгородка Киевской области, украинец б/ес/партийный/,– осужден по ст.ст. 54-1"а" и 54-11 УК УССР к рас-стрелу с конфискацией имущества.
БернацкиЙ осужден за то, что в период оккупации изменил Родине, пропагандировал идеи фашизма.
Материалами дела вина осужденного доказана полностью.
Принимая во внимание изложенное, президиум считает Бернацкого М. И. обоснованно осужденным.
Руководствуясь ст/атьей/ 394 УПК УССР, президиум, –

ПОСТАНОВИЛ

Признать Бернацкого /М. И./ обоснованно осужденным и неподлежащим реабилита-ции.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ЛУГАНСКОТО
ОБЛАСТНОГО СУДА А. М. РЕДИН


Архів Управління СБУ по Луганській обл. – Спр. 5204. –
Арк. 283. 283 зв. Оригінал, підпис – автограф.




Док. N7
СТАТУТ ЛУГАНСЬКОГО ОБЛАСНОГО ТОВАРИСТВА "ПРОСВІТА",
. РОЗРОБЛЕНИЙ М. І, БЕРНАЦЬКИМ

/без дати/


СТАТУТ
ВОРОШИЛОВГРАДСЬКОГО Т/ОВАРИСТ/ВА "ПРОСВІТА"

І. МЕТА І ЗАВДАННЯ Т/ОВАРИСТ/ВА

1. Товариство "Просвіта" є громадська добровільна культурно-освітня організація, яка спрямовує свою д/і/яльність на розвиток І поширення в маси української національної культури. Для цього "Просвіта" організовує прилюдні лекції й доповіді, концерти, виста-ви, вечори, культурно-освітні гуртки, курси й школи – як платні, так і безплатні. Існує т/оварист/во "Просвіта" як юридична правова громадська організація за статутом, затвер-дженим німецькою владою, має свою печать і штамп.

2. ЧЛЕНСТВО В "ПРОСВІТІ"

2. Т/оварист/во "Просвіта" складається з почесних і дійових членів.
3. Членом "Просвіти" може бути кожен українець віком від 18 років, в якому не вба-чається будь-яких антинімецьких чи антиукраїнських тенденцій. Прийом у члени Т/оварист/ва провадиться Радою "Просвіти" по рекомендації 2-х дійсних членів Т/оварист/ва і затверджується загальними зборами.
4. За особливо видатні заслуги, пожертви і інші дії па користь Української націона-льної культури, певна особа може бути введена загальними зборами в почесні члени Т/оварист/ва "Просвіта".
5. Члени "Просвіти" щомісяця вносять просвітянські членські внески в сумі, визна-чені загальними зборами.
6. Виключення з складу членів "Просвіти" відбувається за власним бажанням згідно з письмового заявою або за ухвалою загальних зборів Т/оварист/ва, а також за смертю члена Т/оварист/ва.
3. КЕРІВНІ ОРГАНИ "ПРОСВІТИ" А. ЗАГАЛЬНІ ЗБОРИ

7. Загальні збори "Просвіти" є вища керуюча інституція Т/оварист/ва, до компетенції якої належить:
1. Затвердження і зміни статуту.
2. Обрання Ради "Просвіти".
3. Затвердження й виключення членів "Просвіти",
4. Розгляд і затвердження плану роботи Ради "Просвіти", її звітів, кошторисів і ін/ше/.
8. Чергові загальні збори "Просвіти" скликаються раз на чверть року Радою "Просві-ти" безпосередньо або за вимогою ініціативної групи з 1/3 членів "Просвіти". Можуть бу-ти скликані позачергові збори Т/оварист/ва в будь-який інший термін, цим пунктом не пе-редбачені.
9. Збори вважаються правомочними при наявності 1/2 числа членів Т/оварист/ва. Якщо призначені збори не відбудуться, то скликані не раніш як через 3 дні повторні збори вважаються правомочними при всякій кількості присутніх членів Т/оварист/ва.
10. Загальні збори є відкритими для всіх членів "Просвіти", керує зборами обрана в кожному окремому випадку президія. Питання вирішуються прямим відкритим голосу-ванням при звичайній більшості голосів.

Б. РАДА "ПРОСВІТИ"

11. В період між загальними зборами Т/оварист/ва керує Рада "Просвіти", яка репре-зентує "Просвіту" в державних і громадських установах, а також перед усіма офіційними урядовими особами.
12. До фундації Ради "Просвіти" належить:
1/. Проведення в життя всіх міроприємств, ухвалених загальними зборами.
2/. Розгляд справ про вступ і вибуття членів "Просвіти".
З/. Оформлення юридичних актів, договорів і ін/ше/ згідно з п. 11 цього розділу.
4/. Контроль за д/і/яльністю членів "'Просвіти", окремих іі секцій і гуртків.
5/. Ведення грошових справ Т/оварист/ва.
ПРИМІТКА: До юридичного оформлення Т/оварист/ва функції Ради виконує ініціативна група, яка оформляє статут Т/оварист/ва, приймає в члени "Просвіти", складає перші загальні збори. З обранням Ради ініціативна група вважається ліквідованою.
13. Рада "Просвіти" складається з 5 членів і 2 кандидатів, які обираються терміном на рік Загальними Зборами більшости 2/3 голосів закритим голосуванням індивідуально. Рада "Просвіти" обирає з свого складу голову, його заступника й секретаря.
14. Голова Ради "Просвіти" керує всіма справами Т/оварист/ва. Він репрезентує раду "Просвіти" перед офіційними установами і урядовими особами.
В його виданні перебуває печать Т/оварист/ва. Від імені Ради голова підписує всі офіційні документи, акти і т/аке/ і/нше/.
Заступник голови Ради "Просвіти" з доручення або за відсутністю голови виконує його функції. Йому також може бути доручено постійне ведення будь-якої галузі просві-тянської роботи.
Секретар Ради "Просвіти" веде книгу обліку членів Т/оварист/ва. протокольну книгу Ради "Просвіти", а також проводить поточне листування в усіх справах Т/оварист/ва. Ра-зом з головою Ради чи його заступником секретар готує матеріяли на засідання Ради, а та-кож на розгляд і затвердження загальних зборів.
15. Для продуктивності роботи і в міру потреби "Просвіта" організує з числа своїх членів секції: мовно-літературну з підсекціями німецької й української мови й літератури, спортивно-фізкультурну, музично-драматичну, хорову, юнацьку, допомоги школі і ін/ші/. Керівники секції призначаються Радою Т/оварист/ва і за свою роботу відповідають перед Радою і Загальними Зборами.



4. КОШТИ "ПРОСВІТИ"

16. Т/оварист/во "Просвіта" має в своєму розпорядженні коші и які складаються:
1. З членських внесків.
2. Прибутків від лекцій, вистав концертів, вечорів тощо, а також з пожертв окре-мих осіб, установ, організацій.
Грошові суми зберігаються в банку на окремому рахунку й перебувають в розпоря-дженні Ради "Просвіти", яка звітується за їх витрату перед загальними зборами. З наявних грошових сум і поступаючих 20% становить недоторканий фонд, решта – є поточні особо-ві засоби.

5. РЕВІЗІЙНА КОМІСІЯ

17. Для здійснення контролю за діяльностю членів Ради "Просвіти" та окремих кері-вників секцій при "Просвіті" існує ревізійна комісія, обрана в складі 3 членів загальними зборами "Просвіти". За свою роботу ревізійна комісія звітається перед загальними збора-ми "Просвіти".
18. Т/оварист/во "Просвіта" може припинити своє існування за розпорядженням від-повідного державного органу або за постановою загальних зборів більшістю 4/5 голосів.
При цьому з членів "Просвіти" утворюється ліквідаційна комісія. Грошові засоби й майно, печать, штампи передаються по акту тій особі чи організації, якій доручить суд, відповідна урядова установа, або загальні збори.

Редактор газети "Нове Життя" Бернацький


Архів Управління СБУ по Луганській обл. – Трофейні документи.
Ворошиловградська міська управа. Відділ
"Просвіта". – Арк. 27-29.
Оригінал. Авторизований машинопис.
Подробнее…

понедельник, 18 августа 2008 г.

Оккупация. Газета. Ворошиловград.

СЕМЬ МЕСЯЦЕВ «НОВОГО ЖИТТЯ»

Какие картины всплывают в воображении наших современников при слове «оккупация»? Обыски, аресты, расстрелы, партизанская борьба и вбитое в коллективную память, как в гранит, словосочетание «угнать на работу в Германию». Все это было, конечно же. Но было и другое. Была полная трудностей и невзгод, но в то же время и радостных моментов обыденная жизнь обычных людей. Они где-то работали и как-то отдыхали, что-то читали и чем-то питались. А дети, вдобавок ко всему, где-то учились и что-то ( что?) учили. Чему-то радовались и чего-то боялись, и конечно же (ну как без этого!) влюблялись и даже (представьте себе!) женились.

Так вышло, что благодаря официальной советской историографии и массовой культуре: книгам и кинофильмам, школьным учебникам и театральным постановкам, теле- и радиопередачам, весь период Великой Отечественной войны, а уж тем более, жизнь на оккупированных немцами территориях мазались исключительно черной краской, представлялись как какой-то ад, воплощенный на земле. Можно было без труда узнать о том, где и какие сражения проходили, сколько было сбито вражеских самолетов и подбито вражеских танков, когда и какую реку форсировали, когда какой город оставили или освободили. Если же речь случайно заходила о жизни под оккупантами, обязательно сообщалось, где, чего и сколько они разрушили, разграбили и сожгли, скольких расстреляли или угнали в Германию. И при этом практически ничего не было известно о том, как именно ЖИЛИ люди во время оккупации. Нет, конечно, кое-что прорывалось к нам из воспоминаний наших дедушек и бабушек, но сколько они не успели рассказать? Да и не у всех они пережили войну – дедушки и бабушки. Какие-то крупицы достоверного знания просачивались сквозь цензурные фильтры в официальных воспоминаниях, что-то осталось в архивах.
В целом же картина была и остается достаточно неутешительной. Бытовая история периода оккупации и по сей день достаточно мало исследована и представляет собой по большей части белое пятно в отечественной истории как таковой. А между тем даже малопосвященному, но пытливому уму ясно, что и при немцах жизнь не прекращалась. Действовали театры и кинотеатры, увеселительные заведения. Выходили газеты, работали больницы и школы.
Естественно, для многих наших современников сама мысль о том, что и при немцах люди жили кажется кощунством и оскорблением памяти миллионов жертв войны. Однако и они вынуждены будут признать, что период оккупации – это не только мордатые полицаи и «Молодая гвардия», но и огромная масса людей, которая была далека от какой-либо героики, но напротив, стремилась как-то приспособиться к оккупационному порядку и с наименьшими потерями для себя и своих семей пережить его. Можно назвать это как угодно, обличать этих людей за пассивный коллаборационизм и сотрудничество с врагом, однако факт остается фактом: таких людей было огромное большинство. В отличие от героического меньшинства, ведшего подпольную борьбу с захватчиками. Так бьло во все времена, во всех странах и во всех войнах.

Кстати, вы когда нибудь обращали внимание на то, что в советском кино не было ни одной комедии про войну и буквально единицы фильмов о жизни при немцах? Существовало своеобразное табу на эти темы в массовой культуре и искусстве. Меж тем, европейская литература и кино, не говоря уже о Голливуде, ничуть не боялись показывать эту сторону военной медали, благодаря чему в послевоенное время была снята масса замечательных драм, мелодрам и даже комедий о жизни в оккупированном Париже, Риме, Вене... А вспомните знаменитую «Касабланку» с Ингрид Бергман, фильмы Вайды и Росселини, комедии Мела Брукса...

Предлагаемый вашему вниманию материал как раз и ставит перед собой задачу восполнить имеющийся пробел наших знаний в этом вопросе и составить такую-сякую картину жизни в оккупированном Ворошиловграде в период Великой Отечественной. А поможет нам в этом сохранившаяся в о Государственном архиве Луганской области подшивка номеров издававшейся в то время городской газеты «Нове життя». Это, так сказать, взгляд на историю родного города сквозь призму газетных страниц. Конечно же, он не может претендовать на всесторонность и, тем более, на абсолютную объективность (все-таки это, в какой-то мере, взгляд с колокольни сторонников немецкого «нового порядка»), однако общее представление о том, чем жили ворошиловградцы в течение семи месяцев с августа 1942 по февраль 1943 года, все-таки дать способен.

РЕЦЕПТЫ ПРИГОТОВЛЕНИЯ ХОРОШЕЙ ГАЗЕТЫ

Коммунисты провозгласили: «Печать - самое острое оружие партии». И это так. Интересно, что НСДАП придерживалась схожей точки зрения на данный вопрос. Она тоже нуждалась в газетах.

Часто ли мы читаем газеты? Как часто мы их покупаем? Каким отдаем предпочтение? В современной Украине выбор газет более чем широк. Кому «Арт-Мозаику» подавай, а кому чего посерьёзней.

А вот луганчане в течении семи месяцев оккупации (лето 42 г. – зима 43 г.) могли читать только одну местную газету. Она называлась «Нове життя». Основной целью издания была агитация в пользу национал-социализма и контрагитация против большивизма.
Немецкое командование на оккупированных территориях решало разные задачи, среди которых основными были организация поставок продовольствия и дешёвой рабочей силы в Германию. Для этого необходимо было поддерживать порядок в зоне оккупации и привлекать на свою сторону как можно больше коллаборационистов (т. е. людей, сотрудничающих с оккупационным режимом). Увы, Советская власть допекла тогда многих. И не только «к;улаков», «вредителей», «врагов народа». Но и тех украинцев, которые мечтали видеть Украину свободной как от большевизма, так и от нацизма.
Вот такой національно-свідомий человек возглавил газету «Нове життя» в августе 42-го. Это был профессор Ворошиловградского пединститута, украинист М. Бернацкий.
Что главное в газете и что для газеты главное? Во-первых, редактор и сотрудники. Редактор был найден. Он и отбирал необходимые материалы и публиковал то, что «спускали» сверху, и быстро сколотил штат единомышленников-работников.

Деньги на печатание «Нового життя» (на бумагу, типографию, оплату труда) выделило немецкое командование. Но какая же газета без рекламы и объявлений? «Нове життя» публиковало их вдосталь. Рекламировалось всё: от новооткрывшейся бани до похоронного бюро, от саженцев деревьев до Ворошиловградского областного сельскохозяйственного банка (начал работу в августе 42 г. при областной с/х комендатуре немецких войск и располагался по ул. Шевченко, 7).

Особняком в каждом номере (именно в каждом) выделялось объявление - приглашение на работу в Германию следующего содержания: «Робітники, робітниці! Німецька армія звільнила Вас від терору Сталіна та жидо-білышовицьких комісарів. Німеччина можс та хоче вам допомогти. Запи-суйтесь у бюрах вербування для виїзду на працю до Німеччини».
Часто печатались письма «осчастливленных» людей из Германии, которые ещё и родственникам в Украине помогали деньгами.

Самыми серьёзными объявлениями можно считать печатавшиеся регулярно приказы Городской управы, которые регламентировали все стороны жизни города.
Газета «Нове життя» выходила трижды в неделю тиражом от 6000 до 30 000 экземпляров (некоторые современные газеты Луганской области могут позавидовать). Редакция располагалась вначале по ул. Казанской (К. Маркса) № 6, затем переехала в дом № 34 по ул. Ворошилова/Екатеринославской (Немцы переименовали улицы, фактически вернув им прежние названия).

Выпускалась газета в Ворошиловградской типографии, а стоила 1 крб. Выходила обычно на 2-х полосах, (иногда номера были 4х-полосные) только на украинском языке. Подзаголовок звучал так: «Ворошиловградський часопис».


«НОВАЯ ЖИЗНЬ» ОККУПИРОВАННОГО ВОРОШИЛОВГРАДА


Читая газету «Нове життя», окунаешься в жизнь оккупированного города. Первый номер газеты, вышедший 18 августа 1942 г., радостно сообщил, что наступила «новая жизнь», свободная от большевизма.

Кроме этого, читатели узнали, что административный отдел Городской управы провёл перепись населения Ворошиловграда. Получилось, что в городе (считая Большую и Малую Вергунку) проживает «128.118 душ» (к этой теме газета вернулась ещё раз, но об этом – ниже).

В № 1 гордо описывались доблестные победы «Великой Немецкой Армии» (эти «великие победы» вообще кочевали из номера в номер). Часто под сообщениями о военных действиях приписка: «Друкуеться з дозволу Польової комендатури».
Во втором номере был затронут вопрос о новых деньгах, выпущенных Центральным Эмиссионным Банком Украины. Газета рассказывала о цветовой гамме банкнот и их достоинстве (5, 10, 20, 50, 100, 500 карбованцев).

В № 12 «Нове життя» вернулось к этой теме: «Від Адмінвідділу міської Управи. Є випадки, коли окремі особи, здаючи чи сплачуючи карбованцями Центрального емісійного банку України, дорівнюють їх вартість до німецької державної марки». Далее админотдел Горуправы объяснял, что 1 карбованец Центрального Эмиссионного Банка Украины приравнивается лишь к одному советскому рублю. Трогательной выглядела статья «Більшовицьке «розкріпачення» жінки» в № 2 о тяжёлой доли советской женщины. Она дома – и жена, и мать, и домработница (т. е. кухарка, прачка, чернорабочая), а на работе ей приходится быть стахановкой. Чтобы Вы оценили стиль и слог газеты, приведём отрывок из этой статьи:
«Черги – бич советської жінки. Це спрут, що своїми численними щупальцями висмоктує з неї вci життєві соки. Ледве чи знайдеться в світі більш пригноблена й поневолена icтoта, як совєтська жінка, коли мати на оці не жінку розжирілого жида – завмага або фаворитку сталінського двору, «удостоєну» 100-тисячної премії, а звичайну рядову жінку: робітницю, селянку, службовку».

Очень любило «Нове життя» перепечатки. Они делались из различных газет, как украинских («Львівські вісті», «Дніпропетровська газета», «Голос Полтавщини», «Український Донбасс»), так и иностранных («Краківські вісті», «Фелькішер беобахтер»).
Немцы всё время боялись развития эпидемий. Потому уже вскоре после установления режима оккупации - «нового порядка» - они обращают внимание на восстановление больниц, роддомов. В № 3 читаем статью о восстановлении станции скорой помощи: «З автомашини, пару коней, лінійку, бричку мала станція негайної медичної допомоги. Усе це втратила вона в результаті розграбування й зруйнування її бандитами-більшовиками, що поспішно втікали з нашого міста, налякані й приголомшені блискавичними ударами наступаючої Німецької Армії. Тепер сяк-так відремонтовано приміщення станції. Медикаменти одержано в аптекоуправі. Допомога платна. Виїзд на дім лікаря – 30 крб., фельдшера – 15 карб. В усяких нещасних випадках по дорозі негайна допомога надається безплатно».

Первым заведующим здравотделом Городской управы стал Зубовский, гинеколог по профессии. Он сам добровольно пособничал немцам, и здравотдел возглавлял с 23 июня по 30 сентября 1942 г. В этой должности он открыл:
областную больницу (зав. Тюпа, а после него К.К. Скворцов);
инфекционную больницу;
детскую больницу;
центральную консультацию;
5 поликлиник;
вендиспансер;
тубдиспансер;
санстанцию;
ну и упомянутую уже «скорую помощь».
Сам З;убовский опубликовал в одном из номеров «Нового життя» свою статью, в которой подчеркивал, что врачи наконец-то избавились от симулянтов и «розжирілих комісарських жінок, які не мавши роботи, годинами просиджували в лікарських кабінетах, відбираючи у медичного персоналу силу дорогого часу».
Вскоре гинеколог Зубовский сделает головокуржительную карьеру при немцах и станет бургомистром (прежнего Азарова, уволят как проворовавшегося).
Интересна статья и другого чиновника - заведующего отделом культуры и образования В. Ковалева в № 8 и № 27. Касаются, они, косалась она конечно вопросов культуры и просвещения.
В №27 от 18 октября 1942 г. в статье «Будова України та її інтелігенція» Ковалев делает революционно-актуальные выводы об истории Украины: «Україна на протязі історії була тричі самостійною: в Київський період, під час Мазепи і в останні роки під головуванням Петлюри»

КАБАРЕ И ТЕАТР

Итак, как мы уже выяснили, жизнь в оккупированном Ворошиловграде продолжалась, а значит людям хотелось развлекаться. А где вояке или штатскому может быть веселее, чем в варьете? «Вже декілька тижнів існує в нашому місті веселий театр «Кабаре». На кожній виставі цього театру бачимо заповнену залу як місцевими мешканцями, так і військовими.
Перше місце в програмі «Кабаре» безперечно займає капела бандуристів (керів. п. Джуржій). Із співаків чи співачок важко будь-кого вилучити, бо ніхто з них не створив високого класу у виконанні вокальних номерів. Приємністю для публіки був виступ італійського вояки арт. Мело зі своїми магічними номерами. Кілька слів про публіку. Перш за все – це гамір у залі під час виконання номерів. Це вже нагадує не театр, а більше жидівську школу або синагогу». Так писало «Нове життя» в №10 9 сентября 1942 г.

Артистов (т. е. балерин, вокалистов, музыкантов), а также разнорабочих в «Кабаре» направляли с Биржи труда) (находилась по ул. Шевченко). Хочется верить, что артистки не оказывали зрителям дополнительных услуг. (Поговаривали, будто бы бардак находился по ул. Ленина, возле открывшегося тогда в городе ресторана «Золотий якір»).

Проследить судьбу артистов «Кабаре» и других культурно-массовых заведений после освобождения Ворошиловграда Красной Армией сложно. Часть из них эвакуировалась с немцами. Оставшимися весьма активно заин-вался НКВД.

Кстати, интересная подробность: располагалось «Кабаре» в здании клуба им. Сталина (ныне – колледж Института культуры и искусств).

Часто в здании «Кабаре» выступали приезжие музыканты. Возвращаясь к описанию культурной жизни, «Нове життя» в № 51 от 13 декабря 1942 г., писало об этом так: «Ворошиловградський театр Вар’єте, будуючи свою програму, має на увазі задовольнити різноманітні культурні запити свого глядача. Балет театру досить вправно виконує національні танці, серед них, зокрема, угорські, фінські й інші (т. е. танцы сателитов Германии – авт.).
Значною культурною подією для Ворошиловграду є виступ Харківського джаз-оркестру під орудою капельмейстера Тахтаулова».

И далее подчёркивалось, что джаз в исполнении этого оркестра приближён к европейским канонам и совсем не похож на джаз советский. В то же время «Нове життя» в своих статьях подчеркивало и преимущество украинской национальной песни над русскими частушками (они, впрочем, тоже исполнялись в театре-варьете «Кабаре»).

Вход «Кабаре», естественно, был платный, а билеты продавались тут же, в здании. В газете публиковались часы работы «Кабаре» (например, № 53 от 18 декабря 1942 г. сообщает, что заведение открыто для военных с 18 ч. по пятницам, субботам и воскресеньям, а для штатских – с 16.30 по понедельникам, вторникам и четвергам, а в воскресные дни – с 14.00). Не оговаривалось, до какого часа работает «Кабаре», возможно, до последнего клиента. Кстати, артистам и работникам варьете выдавали спец. пропуски с разрешением ходить по улицам в вечернее и ночное время, Эта необходимость была вызвана наличием комендантского часа, о котором тоже писало издание. Часто публиковало «Нове життя» рекламу основной программы Кабаре» - «Цыганский табор», то есть цыганские романсы и танцы (тут, на мой взгляд, выявляется интересное противоречие: разве Гитлер не считал цыган отсталым народом, а их культуру – упаднической?).

Где ещё могли отдыхать и развлекаться жители Ворошиловграда и, так сказать, непрошеные гости?

В сентябре 1942 г. был открыт уже упомянутый ресторан «Золотий якір» и 5 кафе. А ещё раньше, в августе (и об этом тоже написала газета «Нове житя») цирк (в котором выступали акробаты и гимнасты) и украинский театр им. Т.Г. Шевченко.

Газета пристально следила за выступлениями театра, освещала каждую премьеру. Театр успел поставить несколько спектаклей украинской классики.

В 14 номере за 18 сентября 1942 г. в статье «Народжений на руїнах» (также смотри об этом В. Гайдабура «Театр, захований в архівах») сообщалось об открытии театра 10 сентября премьерой «Безталанна». Упоминалось, что театр находился в здании бывшего ТЮЗа. Среди актёров театра часто упоминались исполнители главных ролей К. Бондаренко, Луган-Славский (псевдоним?), Дубинин (он был одновременно и директором театра), Горошенко, Стоян. Режиссёром был Бондаренко. Цена билетов составляла – 8-20 крб. (Здесь стоит сказать о заработной плате. Например, артисты «Кабаре» получали от 200 до 400 крб. в месяц. Но многие люди вообще не работали, считая, что любая работа – помощь врагу).

Рецензии на спектакли украинского театра («Наталка-Полтавка», «Цыганка Аза», «Ой, не ходи Грыцю...») писали А. Полтавець и К. Данилейченко, они талантливо показывали как достижения так и ошибки молодого театра. Этот украинский театр выезжал с гастролями по Ворошиловградск;ой области.

Кроме того, в период оккупации были восстановлены и открыты: кинотеатр (по ул. Ленина, бывший «КИМ», впоследствии «Комсомолец») и радиоузел (вещание велось на немецком и украинском языках).

В здании кинотеатра в декабре 1942 прошла выставка картин «Німецькі краєвиди – німецька праця», среди них было и фото Гитлера, работающего вместе с людьми (типа, «Ленин с бревном»). Вход был бесплатным.

Торговля книгами на рынке была запрещена. В качестве своеобразной компенсации отдел культуры и образования Горуправы открыл по ул. Ленина, 39 магазин по продаже книг.
В здании бывшего ТЮЗа вместе с театром располагались курсы немецкого языка («Нове життя», № 13 от 16 сентября 1942 г).


ЦЕРКВИ В ОККУПИРОВАННОМ ГОРОДЕ

В газете было 3 постоянных прелюбопытнейших рубрики: «По звільненій Україні», «З фольклору» (юмор) и «Літературна сторінка».

Большое внимание газета уделяла религии. Ведь в оккупированном Ворошиловграде были открыты православные церкви. В сентябре 1942 г, в помещении бывшего торгового техникума (ул. Садовая, 68) открыт храм Казанской Божьей Матери.

В августе 1942 г. с разрешения Городской управы и городской комендатуры состоялся молебен и освящение яблок на площади перед Николаевским собором (бывшая Красная площадь). Все эти газетные сообщения подписаны протоиереем Конст. Анпилоговым, уполномоченными от Донецкого Епархиального управления (после освобождения г.Ворошиловграда арестован за пособничество немцам). 1 ноября 1942 г. состоялось освящение самого Свято-Николаевского собора (по ул. Шевченко, 30).

В № 51 от 13 декабря 1942 г. в статье «Соціальна держава - опека держави над життям» имелись такие строки о религии: «Адольф Гітлер вважає релігію одним із стовбІв, що на них тримається держава, бо вона дає людським масам чіткий моральний світогляд.
Боротьбу з релігією по всьому світі провадило все те ж войовниче жидів-ство. Одверто - тільки в СССР та під час іспанської революції І у прихованій же формі – постійним підривом усього, що добре й близьке віруючій людині.

Позбавити арійську расу її головного морального стрижня було черговим завданням жидівництва. Потрібно ж це було для того, щоб створити кадри всесвітньої революції, кадри людей, що їм нічого не шкода і ніщо не дорого й не свято».

Удивило меня то, что Рождество праздновалось в Ворошиловграде только по григорианскому календарю. Т. е. поздравление в газете было лишь к 25 декабря, и подчёркивалось, что выходные дни – 25 и 26 декабря. А 7 января праздничным и выходным днём не считался (хотя, например, у детей были каникулы), В декабре - январе газета печатала колядки, их тексты не отличаются от известных нам.

Газета освещала религиозную жизнь по всей Украине, а не только в нашем городе. № 12 от 13 сентября 42 г. сообщает: «В Умані відбулось хрещення 133 дітей віком від 4 до 8 років. Обряд проведено в Успенському соборі Української автокефальної православної церкви Уманським епіскопом Єгорієм».

Вообще 12-й номер газеты содержал серьёзные и важные материалы.

Вроде бы идет война. Что же волновало людей и какие вопросы решались немецкой администрацией по всей Украине? Было принято новое брачное законодательство. Парни могли жениться с 18 лет, для девушек возраст вступления в брак был установлен с 16 лет. В принципе, брачное право не сильно отличалось от нынешнего. Особо оговаривался вопрос о вступлении в брак с евреями: «Постанова забороняє категорично шлюб між жидами та особами не жидівського походження».

Немало внимания уделялось учителям. И это легко объяснимо. Ведь они воспитывают детей, а не только учат их. Учителями в оккупированной Украине могли быть «лише ті особи, що мають фах и стаж педагога». При назначении на должность преимущество отдавалось тем, кто получал образование до большевистской революции.
Основополагающее значение имело и знание украинского языка. «Особи, які в останні роки належали до ВКП (б), або до активних членів комсомола, а також і ті, що відомі як вороги української національної культури не мають прав на призначення вчителями».
Среди обязанностей учителя были следующие:
— следить за умственным и моральным воспитанием учеников;
—давать детям крепкие знания, воспитывать любовь к Родине, уважение к старшим, к религиозным чувствам людей, «...і дружне почуття до великого німецького народу, що визволив Україну від більшовицької неволі».

Интересно было прочесть в № 54 от 20 декабря 1942 г. письмо Адольфу Гитлеру, «вождю великого немецкого народа» от учеников Станицы Луганской: «Ми, учні спеціальної сільськогосподарської школи Станиці Луганської, шлемо палкий привіт нашому визволителю Адольфу Гітлерові». В продолжении письма говорится об обязательстве учеников этой школы стать такими культурными как немецкий народ.


ЕВРЕЙСКИЙ ВОПРОС

Вообще, как уже заметил читатель, газета много внимания уделяет «еврейскому вопросу». Итак, № 12 поместил заметку и о Ленинграде: «Ленінград -умираюче місто. Його вулиці являють собою картину цілковитої руйнації. В цій трагедії винні тільки жиди-верховоди Советського Союзу, які штовхнули країну в безглузду війну».

Читаєм дальше: «Жиди мали дуже шкідливий вплив на культурне життя народів. Спритно використовуючи те, що широкі маси неправильно розуміли засаду «Свободи мистецтва», жиди довели до того, що мистецтво цілком виродилося і взагалі всі галузі культурного життя були затруєні».

В № 53 от 18 декабря 1942 г. в статье «Сталін – виконавець волі світового жидівства» читаєм: «Сповіщаючи про посольство московського жидівства до Сталіна, «Берлінер Бергенцайтунг» (газета) зауважує: „Жиди самі констатували, що Сталін як обранець Іегови не; виконує жо;дної іншої волі, крім волі жидівства... Британці та американці виконують ролю наймитів у боротьбі проти тих народів, які стоять на шляху жидівської мети світового панування. Щодо цього симптоматична є прокламація численних видатних людей всіх верств північно-американського суспільства, в тому числі 20 сенаторів, у якій жидам обіцяно право знов повернутися на своє місце серед вільних народів, а такожу Палестині. «Берлінер Берзен-цайтунг» вважає, що не слід дослівно розуміти воєнний тон цієї прокламації і вказує на те, що в твердині північноамериканського жидівства в Нью-Йорку до військової служби записалось 10 жидів».

Или в № 6 от 13 января 1943 г. в статье «Хто ворог культури» с подзаголовком «Лекція для Москви» объяснялось, что с самого начала существования немецкого национал-социализма пропаганда (особенно в СССР) подчёркивала, что ограничивая жидов Германии, лишает себя всего самого лучшего в культуре. «Тоді не могли зрозуміти, що німці усувають жидів через те, що їх світогляд не збігається з німецьким».
В страничке «3 фольклору» много шуток про евреев, например, анекдот:
На уроке географии учитель спрашивает Сруля Рабиновича:
-Что такое СССР?
-Свой своего снабжает регулярно, - бойко отвечает Сруль.
Или:
Приезжает Калинин в село и спрашивает крестьян:
-Как вы боритесь с вредителями?
-С кем, с кем? – переспрашивают селяне.
-Ну со всякими там мошками...
-Вот с ними? Да если б нам разрешили, мы бы расправились и с Мошками, и с Соломошками.
В газете часто и густо рассыпаны эпиграммы, шаржи на Сталина, Черчилля. Среди шуток есть фельетон «Орден подвязки - вот и вся помощь Сталину от союзников», в котором обыграли вручение ордена Ленина английскому королю и взамен вручение ордена подвязки Сталину.

Среди фельетонов стоит отметить еще один. Задумали евреи учредить новый орден, чтоб русские злее дрались. Долго думали и решили учредить Орден Моисея. Но закамуфлировали его название под Орден Кутузова, чтобы той не догадались.

Газета активно ругала советский строй. В ход шли и шутки.
... Поехал как-то Калинин в село, а мужики плохо одеты, бедствуют, штанов нет и не из чего пошить.
Калинин: «Ничего в Африке вот мужики совсем без штанов ходят».
-А сколько лет в Африке советская власть? – спрашивают мужики.
Или частушки:
Сидить колгоспник на рядні, лічить свої трудодні.
Ні корови, ні свині, лише Сталін на стіні.
Или:
«Ой на хаті серп і молот,
А у хаті смерть і голод.»

Газета разоблачала деятельность НКВД («За гратами НКВД»), писала и о культе личности Сталина («Таємниці кремлівського палацу», «Джугашвілі-людина, що пнеться у боги», «Джугашвілі – плазуйте і добре вам буде!»), совсем как какая-нибудь «Комсомолка» времен перестройки.
Удачной была литературная страничка. Напечатали трогательную биографию Леси Украинки, стихи расстрелянных поэтов.

КУДА ИСЧЕЗЛИ ЭКСПОНАТЫ МУЗЕЯ?

Интересно, на какой улице Вы живете, уважаемый читатель? – на Рабочей или в тупике Белая Будка? А может, на Чайковского?

А вот что писали про названия улиц города в № 15 газеты от 20 сентября 1942 г.: «Поруч з вулицею Т. Г. Шевченко є вулиці Володарського та Урицького, що носять назву жидів-комісарів, які знущались над нашим народом. Мешканці цих вулиць не бажають знати такі назви та пропонують назвати їх Німецькою або Італійською або іменами тих командирів, частини яких першими увійшли у наше місто». Но вопрос решили не так радикально. Решено было вернуть некоторым улицам прежние дореволюционные названия. № 9 «Нового життя» сообщает о переименованиях: улица Володарского стала Николаевской, Либкнехта – Садовой, Артёма – Петропавловской.

Из общеукраинских новостей интересны современному читателю будут две. Первая – государственным языком стал украинский («Нове життя», № 31), вторая – гербом Украины стал Тризуб. № 13 от 16 сентября 1942 года объясняет происхождение этого символа геральдики:
«Знак тризубця спочатку був німецьким родовим і дружинним знаком. Київські великі князі перейняли цей знак у варягів або східних норманів, бо самі вони провадили своє династичне походження із Скандінавії».

В газете «Нове життя» много фотографий. Они довольно высокого качества. Но все отражают события, происходившие в Германии или Центральной Украине. Фюрер, произносящий речь в рейхстаге или Розенберг; посещающий Юзовку (Донецк), доктор Геббельс, принимающий у себя «севастопольских героев»... В № 22 от 7 октября 1942 г. развёрнутая статья «Перемога німецького соціалізму», состоящая из 2-х частей. Первая – «Доповідь доктора Геббельса» (про войну):
«Це тяжка боротьба за життя, яку треба проводити, і ставка варта того, бо Німеччина нав'язану їй війну буде вести до остаточної перемоги всіма засобами».
Вторая часть – это «Промова фюрера на відкритті комітету взаємодопомоги воєнному часу».

Меня поразило высказывание фюрера, приведенное «Новим життям» в № 24. Оно настолько правильно,что с ним не поспорить: «Бог ніколи не допомагає людям, що не бажають самі собі допомогти».

Среди курьезных объявлений городской управы выделяется указ об уплате налога на собаку в размере 50 крб. Если хозяин не мог его заплатить, собаку надо было сдать на салотопку и принести квитанцию в Городскую управу.

В каждом номере печатали сообщения о «славных победах Великой немецкой Армии». В головы вдалбливали: «збито 11 советських літаків» (№ 15), «під Воронежем знищено 91 советський танк» (№ 16), «на Кавказі здобуто нові панівні гірські позиції», «у Сталінграді здобуто нові квартали і вулиці».

Газета интересовалась прошлым Луганщины. Интересна статья Н. Стефановича «Сторінка з нашого минулого». Она описывала Славяносербию, роль Шевича, Депрерадовича в становлении Луганщины.

Этой же проблематике посвящена статья в№31 (28 октября 1942 г) «Вивчаймо минуле нашого краю». Печаталась информация о готах в луганских степях в 6 веке н. э. Подавалось это всё под соусом впечатлений и советов немецкого журналиста Карла Гампе (вроде как без него мы бы не догадались изучать историю нашего края!). В конце статьи делается вывод о необходимости открыть в городе исторический музей.

Ещё 20 сентября 1942 г. этот вопрос затрагивался «Новим життям»: «За ухвалою міської управи у нашому місті буде відкрито історичний музей. На попередні витрати по організації та відкриттю передбачено фонд в сумі від 5 до 6 тис. карбованців».

Автору не известно, был ли открыт этот музей. Скорее всего, немцы просто не успели этого сделать. К сожалению, многие экспонаты существовавшего в городе еще с 1920-х г.г. Краеведческого музея исчезли. Некоторые были просто утеряны или уничтожены. Возможно – украдены или вывезены в Германию и до сих пор «всплывают» у частных коллекционеров.

Ещё о связи с современностью. Как и сейчас в Луганске, в оккупированном Ворошиловграде существовало украинское культурно-просветительское общество «Просвіта». В городе работали некоторые предприятия, такие как литейно-механический завод, предприятие под названием «Гірничий інструмент», гвоздильный завод, текстильная фабрика и другие.
Среди приказов Горуправы встречаются самые разные. Это и соблюдение светомаскировки и установление фиксированных расценок на ремонт одежды и обуви. Интересно, что жители Ворошиловграда, которые состояли в членах ВКП (б) и ВЛКСМ, обязаны были пройти регистрацию. То же касалось у ворошиловградцев, немцев по происхождению. Они должны были с документами прийти в СС – Зіхергайполіцію (располагалась по ул. К. Маркса). Им выдавался дополнительный паёк.

«Нове життя» от 13 декабря 1942 г. сообщает: «Між Волгою і Доном ворожі сили, що намагались прорватись, були оточені і знищені. Совєти, продовжуючи свої даремні атаки, мали знову даремні втрати». Статья этого же номера «Японці панують над Тихим океаном» показывает как японские суда топят американський флот. Актуально выглядит статья «Соціяльна держава - опека держави над життям»: «У соціальній державі щодо окремих її членів основним є твердження: кожен має право на пристойне життя і на своє місце на землі. Зайвих людей нема, якщо вони самі в них не перетворюються».
Справедливое высказывание приводится в статье «До праці – творчої і натхненної!» (про українську інтелігенцію): «Лихі совєтські часи проклали глибоку борозну в психіці нашої інтелігенції. Позбавлена при жидах - більшовиках всяких можливостей виявити себе як творчу народню силу, інтелігенція обернулась в сфінкса, що щогодини згадував загадку «Бути чи не бути».

ЛЕБЕДИНАЯ ПЕСНЯ

И вот первый номер газеты в 1943 году. О чем же он сообщал читателям? Во-первых, давалась оценка уходящему году. «Рік великих перемог». На первой странице рисунок: девушка с арийскими чертами лица отрывает последний лист календаря. На стр. 4 перечисление способов борьбы с сыпным тифом и рядом – статейка о населении г. Ворошиловграда. Оно составляло 134.454 человека. Давалось сравнение с 1939 г (Всесоюзная перепись населения); тогда в городе проживало 207.013 чел.

Среди населения половой состав был таким: 26.605 мужчин и 63.619 женщин. Среди них по национальному признаку: украинцев – 85.333, русских – 47.042 и 242 немцев. Жителей в возрасте от 90 до 100 лет насчитывалось 27 человек (6 мужчин и 21 женщина). Было три жительницы, которым перевалило за 100 лет.

В № 2 нам хочется выделить шуточную «азбуку». На букву «В» отмечали: «вороги народу – без вини винуваті», «виборче право – голосуйте всі тільки за Сталіна». № 3 выделяется лишь статьей «Шампіньонам – належне місце». В № 6 призывали в феврале начать посевную и рассказывали о созданных племенных фермах. В этом же номере – приказ управы о регистрации роялей и пианино. Зачем, спрашивается? До этого жители обязаны были зарегистрировать колодцы, телефоны, а излишки жиров – сдать. № 7 порадовал «Новорічною відозвою фюрера», которую коротко можно передать фразой: «и снова о жидах» (официальные подразделы речи «Помилка жидівства», «Жидівська світова змова» и т. д.).

Последние номера «Нового життя» ничем не выдают приближения Красной Армии. № 12 от 3 февраля 43 г.: «Успішний хід оборонної боротьби на середньому Доні».
№ 13 от 5 февраля повествует о новой столовой для инвалидов в Ворошиловграде, о том что в январе уничтожено 522.000 бронетехники вражеского торгового тоннажа.
Особенно странным выглядит приказ Горуправы о запрете местным жителям держать голубей. Правда, неизвестно, был ли он выполнен. Ведь уже 14 февраля в город вошли войска Красной Армии.

Последний, 14 номер газеты «Нове життя» вышел 7 февраля 1943, а потом немцы стали спешно эвакуироваться. Редактор М. Бернацкий отступил вместе с ними (позже НКВД его расстреляет, также, как и бургомистра Зубовского).

Газета в своей «лебединой песне» напечатала «Відозву фюрера до німецького народу в 10-ті роковини приходу до влади» и фото фюрера.

Среди военных сообщений – «Мурманськ під бомбами». Среди культурных привлекают внимание такие: «В музеї Тараса Шевченко в Кирилівці», «Перший німецький часопис на Україні», «Відбудова України» и литературно-исторический очерк «В советськом раю» (приписка-юмореска «На Лубянці»).

14 февраля 1943 г. г.Ворошиловград был освобожден Красной Армией.

Ангелина Северина.

Семь месяцев "Нового життя" // Вечерний Луганск.-2005.-№9(218). -С.20-21.


P.S. Автор искрене полагает и надеется, что Максима Бернацкого вскоре реабилитируют. Ведь он боролся за независимую Украину, за что и был расстрелян.


Подробнее…